Редколонка / ноябрь 2021
Качество услуг связи: реальность без параллельности

Денис
Шишулин

выпускающий редактор ComNews.ru
© ComNews
08.11.2021

Близится уже вторая годовщина с момента начала пандемии коронавируса. За эти годы многие изменения в жизни, которые воспринимались как временные меры, перестали таковыми быть. И в этой ситуации с очевидной необходимостью нужно возвращаться к скорейшему решению вопросов, которые до недавнего времени проходили по категории "долгоиграющих". Один из таких - законодательное закрепление параметров качества услуг связи и контроль их соблюдения.

Вспышка коронавируса впервые зафиксирована в декабре 2019 г. в Китае. Очевидно, что как минимум Россия подходит к дате двухлетия с начала пандемии не в самом лучшем положении с точки зрения борьбы с COVID-19. Мало у кого остались иллюзии, что пандемия - временное явление. Она повлияла на уклад жизни общества, привычки и рабочие процессы если не навсегда, то уж точно надолго.

Нужно возвращаться к решению вопросов, которые до недавнего времени проходили по категории "долгоиграющих". Законодательное закрепление параметров качества услуг связи и обеспечение контроля их соблюдения - одна из таких тем.

Вот уже два года практически все общение, как рабочее, так и личное, окончательно переехало в онлайн-среду. И если раньше, например, коммуникационные сервисы воспринимались как полезное дополнение к общению, то сейчас удаленный формат работы и общения стал стандартом, и как временная мера уже не воспринимается. А это означает, что растет "цена ошибки", и ненадлежащее качество связи или сбои в работе телеком-оператора могут стать критически важным фактором для бизнеса. К тому же удаленный формат работы как новая норма в трудовых отношениях делает необходимым оказание услуг связи определенного качества повсеместно. Требования к качеству услуг связи, таким образом, становятся выше.

Потребность пользователей в закреплении параметров качества услуг связи, судя по всему, совпадает со стремлением власти в этом направлении. Хотя причины у власти, скорее всего, свои. Примечательно, что год назад, в декабре 2020 г., председатель комитета Госдумы РФ по информационной политике, информационным технологиям и связи Александр Хинштейн поднимал вопрос законодательного закрепления параметров качества услуг связи. Он говорил тогда, что обеспечение качества услуг связи не прописано в законе, и, следовательно, ни на один орган власти не возложены полномочия по контролю за исполнением. Александр Хинштейн предложил тогда на законодательном уровне закрепить параметры качества услуг связи (см. новость ComNews от 25 декабря 2020 г.).

Работа в этом направлении явно идет. Недавно "Известия", например, сообщили, что в России появится индекс доступности услуг мобильной связи. Методику его расчета разрабатывает Роскомнадзор и подведомственный ему Главный радиочастотный центр. Предполагается, что при формировании индекса будут учитывать характеристики сотовых сетей в том или ином регионе, уровень конкуренции между операторами, цены на связь и другие параметры. Окончательный вариант методики Роскомнадзор хочет разработать при участии операторов. Индекс призван стать инструментом оценки доступности услуг связи в России, указали его разработчики (см. новость на ComNews от 29 октября 2021 г.).

Что касается возможных причин, по которым власть более не будет откладывать вопрос закрепления параметров качества услуг связи в долгий ящик, то, скорее всего, это не стремление сделать жизнь пользователей лучше, а операторам добавить головной боли. Власть - это в первую очередь контроль. А о значимости контроля в такой стратегической области, как связь, и говорить не приходится. Усиление контроля над инфраструктурой связи - очевидный вектор действий власти. В условиях усиления конфронтации основных геополитических игроков контролировать основу того, что формирует нашу "цифровую эпоху", - первейшая задача.

А для того чтобы что-то контролировать, для начала неплохо было бы установить параметры, на которые можно опираться, чтобы говорить хотя бы примерно, что вот здесь связь работает хорошо, а тут не очень.

Стороной, которой в вопросе установления параметров качества услуг связи достанутся все "синяки и шишки", на первый взгляд, являются операторы связи. И действительно, те, на чью долю выпадет реализовывать придуманное регуляторами и законотворцами, должны будут найти решения для целого ряда проблем, в том числе и технического свойства.

Подход к измерению параметров услуг связи отличается от того, как привыкли измерять, скажем, объемы поставляемого газа, воды или электричества. Если, например, говорить об услугах мобильной связи, то технология в этих сетях предполагает совместное использование имеющегося канала связи и его разделение между определенным количеством пользователей. Один абонент в чистом поле, стоя возле базовой станции, будет получать всю ее доступную емкость, но если пользователей окажется двое, то емкость уже будет делиться пополам. Таким образом, в каждый отдельный момент времени такой показатель, как скорость интернет-доступа, у каждого абонента может различаться в зависимости от того, с каким еще количеством абонентов он делит канал. Как в такой ситуации прописать фиксированный показатель качества услуги - большой вопрос. Кроме того, важно понимать и детали, как измерять ту же скорость интернет-доступа. Например, следует ли прописывать параметры только для линии между базовой станцией (распределительным шкафом) и абонентом? Нужно ли регламентировать скорость не только в прямом, но и в обратном канале?

А может быть вместо этого необходимо ввести регламенты для каждого типа интернет-ресурсов по скорости "отдачи" трафика? Ведь участники рынка уже согласились, что глазами абонента хорошее качество связи - это просмотр видео в интернете без зависания, рассыпающейся картинки и запаздывающего звука. Важно во всем этом, чтобы такими вопросами регулятор и законотворцы задавались на этапе создания регуляторной базы - чтобы потом рынок не получил набор требований, которые невозможно или крайне затратно реализовать технически.

Казалось бы, практику оказания услуг связи с гарантированными показателями качества, которая раньше распространялась на крупных корпоративных клиентов с подписанием SLA, нужно распространять и на массовый рынок, поскольку оказание сервиса по принципу best effort (когда оператор обещает сделать связь максимально качественной, но не гарантирует точных параметров) уже не соответствует современным реалиям. Однако услуга связи, предоставляемая в соответствии с SLA, потребует от оператора гораздо больших затрат и усилий. Поэтому телеком-компания не сможет предоставлять ее за усредненные 500 рублей в месяц, которые сейчас стоит домашний или мобильный ШПД.

Так или иначе, очень высока вероятность, что скоро мы увидим законодательные инициативы в вопросе установления параметров качества услуг связи. Хотелось бы, чтобы в этом вопросе ситуация не развивалась по принципу параллельных реальностей. В одной реальности чиновники напишут закон, не особо вникая в технические подробности реализации, и, получив отчеты от исполнителей, смогут отчитаться перед высоким начальством, что на вверенной территории интернет-доступ предоставляется строго с заданными параметрами. В другой реальности у операторов связи в очередной раз прибавится седых волос от новых требований, но они придумают способы получить нужные показатели и предоставят отчеты надзорным органам. В третьей реальности - за расходы, понесенные операторами, заплатят абоненты, но по факту технические характеристики услуг связи в силу своей физической природы так и останутся значениями с приставкой "от" и "до", а также приписками вроде "зависит от множества факторов".

Если эти реальности начнут существовать и будут развиваться параллельно, то влияния на главную реальность они оказывать не будут. И мы в очередной раз увидим имитацию бурной деятельности вместо результата. Так что установление параметров качества услуг связи хочется увидеть, но в виде реальных действий, а не распараллеливания реальностей.