Точка зрения / декабрь 2021
Из облаков выглянуло солнце

Давид
Мартиросов

вице-президент по ИТ эксплуатации и
инфраструктуре ПАО "Ростелеком"
© ComNews
20.12.2021

В конце ноября 2021 года "Ростелеком" анонсировал намерение выделить в отдельные кластеры наиболее быстрорастущие части бизнеса, а впоследствии вывести их на IPO. Один из основных таких кластеров - "ЦОД и облачные сервисы": до 2025 года "Ростелеком" будет ежегодно вкладывать в него по 9,3 млрд рублей из всей суммы корпоративных инвестиций, которые составят 15 млрд рублей в год. В интервью главному редактору ComNews Леониду Конику вице-президент по ИТ эксплуатации и инфраструктуре ПАО "Ростелеком" Давид Мартиросов рассказал о новых подходах компании к облачным услугам, поделился взглядами на рыночные тренды и дал прогноз сроков, в которые крупные корпорации пойдут в публичные облака.

Какую долю в доходах Ростелекома обеспечивают услуги ЦОД и облачные технологии?

- Сейчас облачный бизнес обеспечивает 5% выручки всей группы "Ростелеком", а к 2025 году мы хотим вырастить его до 10%-ной доли в общей выручке.

Как выглядит топ-3 облачных сервисов "Ростелекома" по выручке и объему трафика?

- Эти тройки очень близки друг к другу. На первом месте бизнес по частным облакам для крупных клиентов, и он существенно больше, чем связанный с публичными облаками. На втором месте публичные облака в области IaaS. С недавних пор, примерно в последние полгода, мы заметили существенный интерес клиентов к PaaS. Причем, если помните, многие аналитики говорили, что PaaS во всем мире растет и в эту сферу нужно вкладываться. Но по факту Россия не повторяла опыт других стран. И вот только сейчас в PaaS начался прирост: этот сервис у нас уже вышел на третье место и по выручке, и по трафику. И здорово, что мы к этому готовы: у "Ростелекома" есть ряд собственных продуктов в этом направлении. Например, наша DevOps платформа DigitalEnergy, система виртуализации Tionix и др.

При использовании облачных технологий клиент чаще всего "доходит" до них по каналам нескольких операторов связи. Но проблемы на сети стороннего провайдера ухудшают пользовательский опыт и бросают тень на облачный сервис. Как "Ростелеком" решает эту проблему и идет ли на подписание SLA по облачным услугам?

- Мы не только готовы: с крупнейшими клиентами и даже с клиентами среднего размера у нас подписаны SLA. "Ростелеком" не только облачный провайдер, но и оператор связи, и часто мы предоставляем услугу в комплексе. Но помимо этого, так как мы отвечаем за конечный SLA, "Ростелеком" часто выстраивает формат эффективного взаимодействия с другими операторами связи. По сути, мы берем на себя процесс управления сетями других операторов, если в этом есть необходимость. Но у нас редко бывает ситуация, когда к нам приходит клиент и просто хочет облако или, например, только канал связи. Как правило, им нужны еще какие-то профессиональные услуги (например, по миграции в облако), и просто предоставить облако недостаточно. Поэтому мы стараемся предоставлять услуги в комплексе: и каналы связи, и облако, и помощь в миграции, и интеграционные сервисы.

В последние два-три года возникли два разнонаправленных вектора. С одной стороны, облачная услуга трансгранична, и для нее неважно, где физически расположены обеспечивающие ее дата-центры. Но с другой стороны, все больше государств, правительств и даже корпораций хотят четко знать, в каком именно ЦОДе находятся их данные. Не считаете ли вы, что эти векторы низведут идею облачных услуг до локального хостинга?

- Я не вижу подобных рисков. Вопрос только в том, где находятся данные, в какой стране. Но саму суть облака как бизнеса это не убивает. Взгляните на российский рынок: у нас немаленькое количество облачных провайдеров, которые стремятся предоставить качественные услуги. Многие из них уже могут конкурировать по качеству и портфелю услуг с лидерами мирового рынка. Возможно, что желание заказчика точно знать, в каком ЦОДе развернуто используемое им облако, в каком-то смысле делает этот рынок более закрытым. Но клиент от этого ничего не теряет, потому что палитра выбора сильно не ограничивается. И такие тренды есть именно в крупных странах, где имеется высококонкурентная внутренняя среда. К слову, российские облачные провайдеры стали активно выходить на международный рынок.

В 2020 году объем применения облачных сервисов и в мире, и в России резко возрос из-за массового перехода на удаленку в результате пандемии COVID-19. Большинство ограничений уже сняты, и сотрудники вернулись в офисы - как минимум в гибридном формате. Видите ли вы уменьшение использования облачных услуг в этой связи?

- Справедливости ради отмечу, что облачный бизнес рос и до пандемии - различные аналитики называли динамику роста от 17% до 35% год к году. Пандемия ускорила рост, но я бы не сказал, что она на этот рынок существенно повлияла.

Здорово, что все возвращаются с удаленки в офис, но мы не фиксируем снижение потребления облачных услуг - в первую очередь потому, что те компании, которые пошли в облако из-за пандемии, почувствовали преимущества использования облачных технологий и не собираются от них отказываться, скорее, напротив - будут расширять объем и количество облачных услуг.

Исторически ЦОДы создавались на базе серверов с процессорами х86. Сейчас в индустрии нарастает дискуссия о применении в дата-центрах серверов на процессорах с архитектурой ARM. Как вы видите перспективы использования ARM-серверов для оказания облачных услуг?

- Мы, конечно, следим за этим трендом и учитываем при разработке продуктов. Например, продукты базовой виртуализации или та же PaaS уже поддерживают архитектуру ARM. В частности, у нас есть стратегическое партнерство с компанией Huawei, которая одна из первых в мире представила сервера на этих процессорах. Но против этого тренда на данный момент играет не самый высокий уровень спроса на ARM-сервера, хотя я искренне считаю, что подобная услуга способна занять определенную часть рынка. Развитие этого рынка тормозит недостаточная адаптация конечных приложений на архитектуре ARM, но это вопрос времени. В среднесрочной перспективе эта часть рынка станет гораздо более заметной.

Еще недавно создание микропроцессора (CPU) было чуть ли не сакральным делом, и таких разработчиков во всем мире насчитывались единицы. Но за последние пару лет в мире появилась сотня стартапов, которые разрабатывают свои CPU. Этим занялись и облачные провайдеры: собственный процессор создал Facebook, тем же путем пошел Google с его Tensor Processing Unit (Google TPU). Не планирует ли "Ростелеком" заняться дизайном микропроцессора?

- Таких планов у нас нет, но мы очень внимательно смотрим за трендами, которые сейчас есть на рынке, и прежде всего – за открытой технологией RISC-V. Мы видим, что в целом процессоры на базе открытой архитектуры могли бы в будущем стать в России национальными стандартами. Поэтому мы участвуем в этом сообществе, стараемся ему помогать и готовимся к тому, чтобы наши продукты полностью поддерживали технологию RISC-V в будущем. Я считаю, что процессоры должны делать те, кто действительно в этом хорошо разбирается, а наша область компетенций – облака.

Облачные сервисы крупных провайдеров (AWS, Azure, Сбер и др.) не совместимы между собой. Считаете ли вы необходимым обеспечить такую совместимость? Как вы относитесь к мульти-облачным стратегиям корпоративных клиентов?

- Если посмотреть на опыт крупных корпораций мировых, то они довольно редко сталкиваются с проблемой несовместимости платформ. У них не стоит вопрос, пойти в Azure или, скажем, в Amazon: они присутствуют везде, и распределяет нагрузку между этими облачными провайдерами, чтобы все работало нормально. У них возникает другая сложность: проблемы с учетом. Обычно компании идут в облака для того, чтобы добиться большей эффективности, оптимизировать расходы. При работе в одном облаке все прозрачно и понято: там есть консоль, любые виды статистики и отчетности. Но когда ты присутствуешь везде, ты перестаёшь контролировать, что у тебя происходит со структурой потребления. Объем использования облака начинает резко расти, и не всегда понятно, насколько эффективно оно используется.

Вторая проблема в мульти-облачной стратегии - опять же не в совместимости, а в безопасности. И компании, которые будут выпускать продуктовые решения и сервисы, позволяющие обеспечить контроль различных облаков от разных провайдеров для одного клиента, покажут бурный рост.

В России нам не обязательно повторять путь других стран. Раскрою секрет: мы с коллегами из других российских облачных провайдеров обсуждаем единый стандарт. Первый вопрос, возникающий на этом пути: на каком уровне должен быть этот стандарт. Сразу на всех уровнях его создать невозможно: у всех игроков разный продуктовый стек и различный стек оборудования. Мы договорились, что попробуем создать единый стандарт на уровне "инфраструктуры как код" (Infrastructure as Code), и уже продвинулись в этом направлении. Возможно, что Россия станет одной из первых стран, создавших единый стандарт облаков на определенном уровне.

Особенностью российского облачного рынка является то, что каждый провайдер строит монолитную структуру, отдельные компоненты которой не могут быть отчуждены на площадку клиента. Мы с этой идеологией не согласны, поэтому облачая экосистема "Ростелекома" выстроена таким образом, что любой компонент может быть отчужден, а если нужно – даже заменен компонентом клиента. И наоборот: приходя в частное облако, мы можем инсталлировать в нем тот или иной продут "Ростелекома". У заказчиков часто есть собственные наработки, финансирование которых согласовывалось на бюджетном комитете, на внедрение и развитие которых ушло много времени и ресурсов, и они не способны отказаться от их использования.

Крупные корпорации в РФ традиционно скептически относились к облачным сервисам, и лишь в последнее время стали создавать частные облака. Видите ли вы разворот корпораций в сторону гибридных и публичных облаков?

- По нашей оценке, публичные облака являются так называемыми disruptive, или подрывными технологиями, которые существенным образом меняют рынок. Просто на текущий момент они обладают рядом недостатков, которые для крупного корпоративного клиента являются критичными. Это вопросы, связанные, во-первых, с безопасностью, а во-вторых – с отказоустойчивостью и доступностью. При этом публичные облака гораздо эффективнее с точки зрения затрат, и это лишь вопрос времени, когда они будут по уровню безопасности соответствовать частному облаку. Технологии развиваются и, на мой взгляд, это вопрос максимум пяти лет, и тогда мы увидим существенный рост в сегменте крупных корпоративных клиентов и, одновременно, замедление роста в частных облаках.

В октябре на форуме Smart Oil & Gas 2021 ИТ-директора компаний "Сургутнефтегаз" и "Газпром нефть" высказались за использование публичных облаков российских провайдеров, если государство выработает единые подходы к средствам информационной безопасности в них и будет обеспечивать их выполнение. Что-то наподобие электронной подписи, которая регулируется на законодательном уровне, а обеспечивается через сеть аккредитованных удостоверяющих центров. Как вам видится эта идея?

- Я думаю, что может быть какой-то закон или стандарт, который описывает, чему должно соответствовать публичное облако с точки зрения безопасности. Но практическая его польза у меня вызывает серьезные сомнения. Проблема не законодательная, а техническая. Сейчас для того, чтобы повысить безопасность публичного облака до уровня частного нужно использовать такое количество наложенных средств безопасности, что это просто убивает экономику проекта. Это не значит, что публичные облака не безопасны, но до классических частных облаков еще не дотягивают.

Что мешает ИТ-директору, например, крупного банка пойти в публичное облако? Ему это не согласует собственная служба информационной безопасности. На мой взгляд, весь вопрос – в характеристике облака, а публичные облака очень сильно меняются: они становятся все надежнее и безопаснее. И лишь вопрос времени – когда они начнут полностью соответствовать требованиям внутренних служб безопасности корпораций.

Я не говорю, что все крупные корпоративные клиенты перейдут в публичные облака, но мы увидим в этом направлении существенный рост и гораздо более лояльное отношение корпораций к публичному облаку.

Китай запретил майнинг на свой территории, и многие страны мира пытаются привлечь китайских майнеров в свои дата-центы. Ассоциация РАКИБ активно приглашала их в Россию. Видите ли вы перспективы для "Ростелекома" в приходе китайских майнеров в РФ?

- Обычно майнеры предпочитают использовать ЦОДы с максимально низкой ценой. Соответствие каким-то стандартам или высокий уровень надежности их волнует в меньшей степени. "Ростелеком" как облачный провайдер предоставляет максимально качественные услуги и с точки зрения работы дата-центов, и инженерной инфраструктуры, и др. Так что я не думаю, что мы интересны майнерам: едва ли они стремятся в ЦОДы уровня Tier III.

ФСТЭК разрабатывает проект федерального закона, который установит требования по защите госинформации. Законопроект установит единые правила хранения и обработки госинформации для всех дата-центров, где она хранится, вне зависимости от того, кому ЦОД принадлежит. Если этот законопроект примут, получится ли так, что "Ростелеком" будет обеспечен на годы вперед госзаказами?

- Эта инициатива позитивна для российских облачных провайдеров. Многие потенциальные клиенты, которые хотели воспользоваться благами дата-центров, замерли, понимая, что такой закон должен выйти. Более того замерли некоторые инвесторы, которые собирались расширять ЦОДы, - не понимая, каким стандартам эти дата-центры должны соответствовать. Прояснение за счет выхода закона только улучшит ситуацию внутри нашей страны и с точки зрения спроса, и с точки зрения предложения. Подобные законы делают правила рынка более понятными для всех участников. Я считаю, что конкуренция, наоборот, возрастет. Многим коммерческим облачным провайдерам и владельцам ЦОД станет понятно, каким требованиям они должны соответствовать для работы с госинформацией. Это продвинет рынок еще дальше вперед и качество услуг только будет расти.

Крупнейшими ЦОДами в России владеют госкомпании ("Ростелеком", "Росатом", "Сбер"). Какие плюсы и минусы для рынка вы видите в этом, по сравнению с диверсифицированным частным коммерческим рынком?

- Я не очень понимаю, почему наш рынок нельзя считать коммерческим. Все названные компании поверили в этот бизнес, на собственные средства построили дата-центры, создали экспертизу и развивают данное направление. При этом и частные компании точно так же развивают бизнес в сфере дата-центров. Дошло до того, что многие, у кого появляются свободные площади, пытаются стать облачными провайдерами.

Нельзя сказать, что большое количество ЦОДов в России находится в руках "Ростелекома", "Росатома" и "Сбера": этим бизнесом занимаются такие частные компании как "Селектел", МТС, Softline, "Яндекс" (он даже начал делать собственные сервера). В какой еще стране, помимо пары самых крупных, есть такое количество предложений на рынке?

Повлияет ли появление в России технологии и сетей 5G на развитие облаков, и каким образом?

- Тут стоит вспомнить, как развивался сотовый рынок. Когда в России появились сети 4G, это дало огромный толчок для развития OTT-провайдеров, стриминговых сервисов, цифровой музыки, облачного гейминга. Появление 5G в РФ поначалу будет дозированным: сначала это будут кампусные сети (я имею в виду корпорации, которые заинтересованы в развертывании частных сетей 5G), так как тиражировать инфраструктуру пятого поколения очень дорого. Когда сети 5G появятся широко, это приведет к росту потребления облаков – скорее SaaS и PaaS, чем IaaS. Тут критически важны сервисы: конечному пользователю связь как таковая не нужна, и коннективность должна лишь обладать теми характеристиками, которые диктуют сервисы. И эти сервисы точно будут находиться в облаке, так как мы видим ключевой тренд: большинство систем и приложений сразу создаются как cloud-native. Это удобно, быстро и это дешевле, и 5G позволит получать доступ к этим сервисам.