Точка зрения / июль 2012
Джей Монро III: "Если бы нам предложили 49% акций "ГлобалТел", мы бы купили: это хороший партнер, а Россия - перспективный рынок"

© ComNews
04.07.2012

Из-за деградации орбитальной группировки количество пользователей сети мобильной спутниковой связи Globalstar в РФ резко сократилось. Но к концу 2012 года Globalstar завершит полное обновление группировки, и его услуги вновь станут конкурентными. О планах компании в интервью главному редактору "Стандарта" Леониду Конику рассказал председатель совета директоров и гендиректор Globalstar, Inc. Джей Монро III. Он также является основным владельцем фонда Thermo Capital Partners, который в апреле 2004 года вывел Globalstar из банкротства и получил более 75% его акций.

– Сколько абонентов обслуживает Globalstar?

– Около 450 тыс. человек, многие из которых используют технологию SPOT (под этой маркой компания продвигает на розничный рынок GPS-трекеры, совмещающие услугу позиционирования через навигационную систему GPS и симплексный канал передачи данных Globalstar. – Прим. "Стандарта").

– В июле и декабре 2011 года Globalstar вывел на орбиту по шесть спутников второго поколения – с Байконура на ракетах "Союз". Когда и кем будут запущены новые аппараты?

– Для полного восстановления качества услуг нам нужно провести еще один пуск, чтобы наша низкоорбитальная группировка достигла 24 спутников. Все запуски осуществляет компания Arianespace с Байконура, ракетой "Союз‑2" с разгонным блоком "Фрегат". Мы использовали эту ракету еще для вывода спутников первого поколения. Изначально оператором пусковых услуг была фирма Starsem, которая специализируется на запусках "Союзов", а впоследс твии ее приобрела Arianespace. Четвертый запуск спутников Globalstar-2 назначен на вторую половину 2012 года, это вновь будет одновременный вывод на орбиту шести аппаратов и снова – "Союзом" с Байконура. Запуски этой российской ракетой всегда очень успешны. Единственная проблема – их стоимость постоянно идет вверх. Нам это объясняют ценовой политикой российского производителя.

– Ужасные русские?..

– Нет, я бы так не сказал, скорее дорогие русские. Но теперь появилась американская ракета Falcon 9 (ее производитель – частная фирма SpaceX из Калифорнии. – Прим. "Стандарта"), которая может поднять даже больший груз, нежели "Союз". Поэтому если российские производители "Союза" не снизят цены, вскоре у них возникнут проблемы с привлечением клиентов.

– В марте 2012 года Globalstar договорился с французским экспортным агентством COFACE о переносе срока первого платежа по кредитному соглашению на год – с июня 2012 года на июнь 2013 года. Почему COFACE пошла вам навстречу?

– Точнее срок первого платежа перенесен либо на июнь 2013 года, либо на восьмой месяц после четвертого запуска новых спутников для группировки Globalstar-2 – смотря что наступит раньше. Кредит с помощью COFACE мы получили в июне 2009 года, когда договорились с французской компанией Thales Alenia Space о поставке космических аппаратов для группировки второго поколения. Тогда COFACE предоставила группе банков гарантию на 95% кредита объемом более $586 млн. Мы попросили COFACE о переносе срока первого платежа по кредиту из-за задержек в поставке спутников со стороны Thales Alenia Space. Так как мы не получили спутники вовремя, мы не получаем и запланированных доходов от них, поэтому не можем платить по кредиту. Я вынужден констатировать, что Thales Alenia Space провалила программу Globalstar-2. Поначалу в новых спутниках были технические проблемы – с силовыми маховиками, но их решили с помощью программного обеспечения. Тем не менее поставщик оказался неспособен выпускать нужное количество космических аппаратов в оговоренные сроки. И если бы мы снова выбирали поставщика спутников, это был бы кто угодно, но только не Thales Alenia Space.

– Почему Globalstar зарегистрировал новую спутниковую группировку во Франции?

– Мы выбрали французскую юрисдикцию, так как партнеры по созданию группировки Globalstar-2 – Thales Alenia Space и COFACE – из Франции. В августе 2011 года мы получили необходимые документы от французского регулятора, который тогда же начал процесс регистрации нашей новой группировки в ООН согласно Конвенции о регистрации объектов, запускаемых в космическое пространство. Группировку первого поколения мы лицензировали в США.

– В России услуги сети Globalstar предоставляет ЗАО "ГлобалТел", владельцем 49% акций которого до сих пор числится компания Globalstar L.P., обанкротившаяся еще в 2003 году. Вы не хотите получить эту долю в российском сервис-провайдере?

– "ГлобалТел" не наш бизнес, и мы наблюдаем за ним на расстоянии. После банкротства Globalstar L.P. права на часть его активов, включая и долю в "ГлобалТел", перешли к одному из ее крупнейших кредиторов – Loral Space & Communications. Насколько я знаю, Loral так и не смогла получить долю в "ГлобалТел", так как русские с этим не согласны (51% акций "ГлобалТел" принадлежит "Ростелекому". – Прим. "Стандарта"). Если бы нам предложили 49% акций "ГлобалТела", мы бы купили: это хороший партнер, а Россия – перспективный рынок.

– Не имея доли в ЗАО "ГлобалТел", вы же получаете от этой компании платежи за трафик?

– С прежней спутниковой группировкой охват российской территории у Globalstar был плохим, поэтому мы получали от "ГлобалТела" крайне скромные суммы. Но с запуском космических аппаратов второго поколения зона покрытия будет идеальной, и мы должны получать от "ГлобалТела" адекватные платежи за эфирное время. Переговоры на эту тему с российским сервис-провайдером уже идут.

– "ГлобалТел" владеет тремя станциями сопряжения сети Globalstar. Зачем вы их поддерживали все эти годы, если значимость российского рынка для Globalstar снизилась?

– В них была техническая необходимость. Может быть, этого потребовал и российский регулятор, но в России девять часовых поясов, и три станции сопряжения оправданны. В Канаде, например, у сети Globalstar две станции сопряжения. В начале 2012 года мы запустили с местным партнером станцию сопряжения в Саудовской Аравии.

– Некоторые игроки рынка мобильной спутниковой связи устремились в фиксированный сектор. Интересует ли он Globalstar?

– Нет, нам он неинтересен: мы не можем предложить ШПД по конкурентным ценам. Мы верим в устройства, которые мобильны, недороги и ориентированы на массовый рынок. И как только устройства под маркой SPOT станут на один шаг меньше, легче и дешевле, счет их пользователей пойдет на миллионы. Розничная цена этих устройств, базирующихся на чипе Hughes, стремится к приемлемым для большинства $100.

– Ваши конкуренты говорят о постоянном уменьшении объемов голосового трафика и видят перспективу в услугах ШПД. Сможет ли Globalstar выжить на одном "голосе"?

– В 2004‑2006 годах мы снизили тарифы на голосовую связь до $0,10 за минуту ("ГлобалТел" тогда этого не сделал, но это было их решение). После того снижения мы растем на 40% в год – и в количестве абонентов, и в трафике, и в доходах. Люди хотят от спутниковой связи предсказуемости цен. Некоторое время назад Inmarsat привлек много абонентов, выбросив на рынок самые дешевые терминалы. Но потом стал повышать тарифы, и много его подписчиков разбежалось.

Конечно, мы бы хотели иметь APRU на уровне $600 в месяц, но те времена давно прошли. Важно правильно позиционировать услугу. Спутниковый телефон может купить не только тот, кто бывает на удаленных территориях, но и житель, допустим, Сан-Франциско – просто потому, что боится землетрясений и хочет иметь в кармане средство для аварийной связи. Но он никогда не купит спутниковый телефон, если продавать его с абонплатой $100 в месяц. Нам нужно просто слышать потребности рынка. С новой орбитальной группировкой мы хотим захватить мир.