Редколонка / июль 2012
ШПД, ВВП и АБВГД

Леонид Коник, главный редактор группы компаний ComNews
главный редактор группы компаний ComNews
© ComNews
20.07.2012

На заседании правительства России 13 июля новый министр связи и массовых коммуникаций РФ Николай Никифоров заявил: "Каждые 10% проникновения ШПД увеличивают ВВП на 1,38%, в частности за счет повышения производительности труда". Эту неочевидную статистику на протяжении последних пяти лет наперебой повторяют связисты и чиновники во всем мире (прирост ВВП они называют в диапазоне 1‑1,5%). Я лично слышал ее из уст бывшего генерального директора GSM Association Роба Конвея, бывшего генерального директора Ericsson Карла-Хенрика Сванберга и нынешнего руководителя этой шведской корпорации Ханса Вестберга, главы Cisco Джона Чемберса, генерального секретаря ITU Хамадуна Туре, предшественника Никифорова на посту министра Игоря Щеголева, нескольких менеджеров Orange, Vodafone, Alcatel-Lucent, Huawei, чиновников из стран ЕС, Малайзии, Индии, Гренады, аналитиков Deloitte и Всемирного банка. Едва ли эти просвещенные люди из года в год произносят избитую фразу в надежде показаться оригинальными. Видимо, что-то заставляет их бесконечно воспроизводить штамп про зависимость ВВП от проникновения широкополосного доступа.

На мой взгляд, причина циклической тавтологии в том, что связисты и чиновники от телекоммуникаций пытаются таким образом отдалить тот день, когда услуги связи полностью превратятся в коммунальные, встав на одну доску с водопроводом, канализацией и электричеством. Пока существенная разница между ними лишь в том, что в телекоме регулярно появляются новые технологии, тогда как принцип подачи электричества или газа в дома не изменился за последнее столетие, а водопровод и вовсе существует со времен Древнего Рима. Но телекоммуникационные сервисы уже стали массовыми, и все меньше людей интересуется, по каким сетям и технологиям они получают доступ в Интернет, точно так же как никого не волнует принцип подачи электроэнергии и устройство электрической розетки.

Связисты не хотят превращаться в коммунальщиков с регулируемыми тарифами, ненавистью потребителей и повышенным вниманием со стороны государственных органов. Именно поэтому они повторяют мантру про зависимость ВВП от уровня проникновения ШПД, подчеркивая особый статус телекоммуникационной отрасли и надеясь оградиться от лишнего вмешательства в свой уютный высокомаржинальный мирок.

Конечно, появление интернет-доступа на высоких скоростях, особенно вдали от метрополий, дает возможность местному бизнесу эффективнее вести дела и, по завету Ильича, "стирать границу между городом и деревней". Но не более того. Я лично убежден, что связисты ставят все с ног на голову и выдают за азбучную истину весьма сомнительный тезис, а на деле зависимость обратная: каждое повышение ВВП примерно на 1,5% приводит к росту уровня проникновения ШПД на 10%.

Связь – обслуживающая отрасль, и чем лучше идут дела в других секторах экономики, тем больше различные предприятия пользуются телекоммуникационными услугами, прежде всего широкополосным доступом и мобильной телефонией. Эти предприятия и создают валовой внутренний продукт, а связисты, как и энергетики, помогают им в повышении ВВП. Очевидно, что если растет бизнес, увеличиваются и доходы граждан, которые подключают ШПД в жилищах. Стоит грянуть кризису, как компании резко сокращают объем используемых услуг связи (в частном секторе даже в кризисные времена объем потребляемых услуг ШПД, мобильной и фиксированной телефонии почти не уменьшается, что лишний раз подтверждает их коммунальную сущность).

Возможно, понимая слабость тезиса о зависимости ВВП от проникновения ШПД, связисты выбрасывают новые схожие лозунги. Например, в прошлом году Ericsson, аналитическая фирма Arthur D. Little и Технический университет Чалмерса из Гетеборга объявили результаты совместного исследования, показавшего, что удвоение скорости ШПД дает стране прирост ВВП на уровне 0,3%. Также эти три структуры выяснили, что на каждую тысячу ШПД-подключений приходится 80 рабочих мест в интернет-секторе, а каждые 10% прироста проникновения мобильного ШПД увеличивают ВВП на 1%.

Подобными цифрами можно жонглировать бесконечно. Но в реальности операторам и производителям телекоммуникационного оборудования остается надеяться, что нарастающий в Европе и США финансовый кризис не обрушит экономику в целом и не приведет к сокращению ВВП в различных странах. Тогда и предприятия сохранят потребность в ШПД и иных телеком-сервисах, и частные пользователи, на этих предприятиях работающие, будут располагать средствами для оплаты интернет-доступа и телефонных услуг. Вот это действительно азбучная истина, альфа и омега рынка связи.

Журнал "Стандарт" № 7 (114), июль 2012