Редколонка / январь 2020
Дым отечественного

Леонид Коник
главный редактор ComNews
13.01.2020

В III квартале 2020 года в России должен состояться первый аукцион на радиочастоты для сетей пятого поколения (5G). Роскомнадзор выставит на торги частоты в диапазоне 25,25‑25,9 ГГц. Начальная цена, количество и размер лотов еще не зафиксированы, но Минкомсвязи уже говорит, что победители аукционов должны будут использовать базовые станции со статусом телекоммуникационного оборудования российского происхождения, включенные в Единый реестр российской радиоэлектронной продукции.

В столь высоком частотном ­диапазоне базовые станции должны будут ­стоять часто, как зубы у акулы, поэтому им, скорее всего, заинтересуются промышленные предприятия (для создания корпоративных 5G-сетей) - ​это подтверждает и замглавы Минкомсвязи Олег Иванов. Но независимо от того, кому достанутся частоты - ​корпорациям или сотовым операторам, - ​и тем, и другим придется найти отечественное сетевое оборудование 5G.

Но его нет. И утверждать (и убеждать первых лиц государства) о наличии российского оборудования 5G может или злостный шутник, или неугомонный фантазер, или азартный охотник за государственными деньгами. Для того чтобы в 2020 году начать серийный выпуск сетевого оборудования 5G, нужно было в предыдущие пять-семь лет активно создавать и патентовать технологии, входить в технологические альянсы, участвовать в выработке спецификаций и стандартов, работать в таких международных структурах, как 3GPP и 5G Infrastructure Association (5G-IA). Но среди 58 членов 5G-IA нет ни одного российского участника, а глава Центра мобильной компетенции 3GPP и технический директор Европейского института телекоммуникационных стандартов (ETSI) Эдриан Скрейз несколько месяцев назад спрашивал меня, почему Россия прекратила и без того вялое участие в работе 3GPP.

Среди держателей патентов на технологические элементы 5G ­российских фирм тоже не значится. Агентство IPlytics Platform подсчитало, что по состоянию на ноябрь 2019 года в мире было подано 75 654 патентных ­заявки, связанные с 5G, которые составляют 20 194 патентных семейства. Топ-5 компаний выглядит так: Huawei Techno­logies (заявил 3325 патентных семейств и уже получил 1337 патентов), Samsung Electronics (2846 и 1746), LG Electronics (2463 и 1548), Nokia (2308 и 1683), ZTE Cor­po­ration (2204 и 596). Вторую пятерку составляют Ericsson, Qualcomm, Intel, Sharp и NTT Docomo (оператор ­связи, а не вендор!). Ericsson, правда, указы­вает, что "не все патенты ­одинаково полезны" и вести сравнение нужно по количеству ключевых для стандарта 5G патентов (standard essential patents, SEP). По оценке юридической фирмы Bird & Bird, доли игроков по полученным SEP на 5G распределяются так: Ericsson (15,8 %), Samsung (14,1 %), Qualcomm (12,6 %), Nokia (10,95), Huawei (10,9 %), LG (8,8 %), ZTE (8,6 %), Intel (6,8 %) и Sharp (5,4 %). Европа может оспаривать пальму первенства у Китая, а Восток у За­па­да, но при любом взгляде бесспорно одно: доля России и в патентных заявках, и в полученных патентах, и в SEP на 5G составляет ноль целых и ноль десятых процента.

Стандарт 5G (или LTE Release 15/16, или IMT-2020) разработан без российского участия, а это значит, что даже если некое бесшабашное предприятие в Васюках решит наладить производство оборудования для сетей пятого поколения, ему для начала придется заплатить огромные роялти владельцам патентов. И едва ли российский рынок сможет обеспечить возврат этих вложений, не говоря о потребности в производственных площадях, уникальном оборудовании и квалифицированном штате с упором на программистов. Конечно, можно взяться за разработку доморощенного российского стандарта, как это уже было во времена Советского Союза: тогда ведь отечество смогло создать систему персональной радиосвязи "Алтай", которая с трудом помещалась в багажник автомобиля "Волга".

Единый реестр российской радио­электронной продукции, который создал Минпромторг (по постановлению правительства РФ от 10 июля 2019 года №878 "О мерах стимулирования производства радиоэлектронной продукции..."), к середине декабря включает 944 типа оборудования. Вот бы воскликнуть: "Виват!", но даже при беглом взгляде на эти типы оптимизм рассеивается, как дым. В реестре, к примеру, значатся электроводонагреватели и плиты электрические (производитель - ​АО "ППО ЭВТ им. В.А. Ревунова"), аппараты сварочные (ООО "Шторм-ЛОРХ"), стиральные машины (ООО "БСХ Бытовые приборы"), всякие компьютеры, серверы, уличные светильники и даже "масса электродная". Из телеком-оборудования встречаются радиорелейки да единственный транкинговый комплекс TETRA. Мы собираемся строить сети 5G из электроплит или из электродной массы?

В мире уже делаются первые шаги к разработке стандарта 6G. Если призывы к отечественному производству - не пустая болтовня и желание выслужиться, а реальная забота о государстве, России прямо сейчас нужно налаживать контакты со всеми, кто начал работу в этой сфере, и инвестировать в создание перспективных технологий. Что касается 5G, то это оборудование придется купить у Huawei, Ericsson, Nokia или ZTE (как максимум - ​на их потемкинских сборочных заводах в России). Отечественный Yota­Phone из Китая все уже ­видели (даже Дмитрий Медведев). Только его и видели...