Точка зрения / июль 2020
ИT-компании на старте налогового маневра

На­талья
Ко­вален­ко

пар­тнер и ру­ково­дитель те­леком­му­ника­ци­он­ной груп­пы "Пе­пеля­ев Групп"
© ComNews
27.07.2020

В цифровую эпоху с каждым днем все более востребованными становятся IT-продукты в различных отраслях экономики (здравоохранение, транспорт, образование, торговля, финансы и др.). Очевидно, что фокус внимания государства сосредоточен на привлечении и удержании квалифицированных IT-специалистов и IT-бизнеса в России. При этом в условиях, когда IT-продукт может быть создан в любой точке мира, выбор бизнесом места юридического присутствия во многом обусловлен тем правовым режимом, который предлагает то или иное государство или регион.

На этом фоне по информации из СМИ, в марте 2020 г. Минэкономразвития предложило меры поддержки для ориентированных на экспорт IT-компаний особой экономической зоны (ОЭЗ). Также по инициативе Минэкономразвития в начале июня были представлены для общественного обсуждения законопроекты "О внесении изменений в часть вторую Налогового кодекса РФ" и "О внесении изменений в Федеральный закон "Об особых экономических зонах в Российской Федерации"". Согласно законопроектам 4 типа ОЭЗ объединены в 2: ОЭЗ и портовые ОЭЗ (ПОЭЗ). Для целей настоящей статьи нас интересует 1-ый тип ОЭЗ. В ОЭЗ возможно осуществление деятельности в том числе в сфере технологий, инноваций и IT. Среди налоговых мер поддержки: 7% (вместо 13%) – налоговая ставка НДФЛ для сотрудников ОЭЗ, осуществляющих деятельность в области информации и связи, непосредственно для резидентов ОЭЗ – 0% налоговая ставка по налогу на прибыль в части, зачисляемой в федеральный бюджет, сроком на 5 лет, от 0% до 13,5%, - в части, зачисляемой в региональные бюджеты, сроком на 6 - 10 лет, 14 % - ставка по страховым взносам сроком на 10 лет для компаний, осуществляющих деятельность в области информации и связи. Предполагается, что указанные изменения в случае их принятия вступят в силу с 1 января 2021 г.

В начале июня от президента РФ прозвучала инициатива о введении дополнительных мер поддержки компаний IT-отрасли в сфере налогообложения. Во исполнение инициативы 16 июля Правительство РФ внесло в Государственную Думу соответствующий законопроект, который прошёл все три чтения за 6 дней. Предполагается, что поправки вступят в силу с 1 января 2021 г.

Для оценки нововведений предлагаем сравнить их с текущим регулированием.

C 2007 года Налоговый кодекс РФ (НК РФ) предусматривает освобождение от налогообложения НДС реализации исключительных прав на программы для ЭВМ, базы данных, топологии интегральных микросхем, секреты производства (ноу-хау), а также прав на использование указанных результатов интеллектуальной деятельности на основании лицензионного договора. Правда, в ситуациях со смешанными договорами, когда по договору реализуется не только товар, работа, услуга, но и право на использование программного обеспечения (ПО) в составе единого продукта с общей ценой, применение льготы связано с высоким налоговым риском.

При этом отметим, что услуги по разработке и модификации ПО и баз данных, а также по предоставлению доступа к ним не выведены из-под обложения НДС. Также подлежат обложению НДС услуги по продвижению отечественного ПО как на внутреннем, так и на внешнем рынках.

Правительственный законопроект предлагает освобождать от обложения НДС операции по реализации исключительных прав на программы для ЭВМ и базы данных, включенные в Единый реестр российских программ для ЭВМ и баз данных, прав на их использование на основании лицензионного договора, а также путем предоставления удаленного доступа к таким программам для ЭВМ и базам данных, включая обновления к ним и дополнительные функциональные возможности. Это означает, что правообладатели должны будут позаботиться о том, чтобы созданные ими программы для ЭВМ и (или) базы данных попали в Единый реестр российских программ для ЭВМ и баз данных. Право на льготу потеряют те правообладатели, которые имеют долю иностранного участия в уставном капитале более 50%.

Льгота не будет распространяться на передачу прав на использование программ для ЭВМ и баз данных (в том числе путем предоставления удаленного доступа к ним через Интернет), если такие права связаны с (1) распространением рекламы в Интернете и/или получением доступа к ней, (2) размещением объявлений о приобретении / реализации товаров, работ, услуг и имущественных прав в Интернете, (3) поиском информации о потенциальных контрагентах и/или заключением с ними сделок.

С 2009 года в НК РФ содержится норма, предоставляющая IT-компаниям право при соблюдении ряда условий единовременно учитывать в расходах для целей налога на прибыль затраты на приобретение электронно-вычислительной техники. Также регионы наделены правом самостоятельно установить пониженную ставку по налогу на прибыль для IT-компаний (например, в Челябинской области размер такой ставки составляет 13,5% вместо 17%).

С принятием правительственного законопроекта эти нормы будут преодолены, а для IT-компаний будет действовать общая ставка по налогу на прибыль в размере 3% (3% - в федеральный бюджет, 0% - в региональный). Право на применение пониженной ставки получат IT-организации, которые будут отвечать требованиям, аналогичным тем, которые в настоящее время установлены для применения пониженных тарифов страховых взносов, о чём более подробно ниже.

Особенно чувствительным вопросом для IT-компаний является размер уплачиваемых страховых взносов. Поскольку основным ресурсом таких компаний являются сотрудники, то, конечно, связанные с ними расходы – это основная статья затрат. Для IT-компаний действуют пониженные ставки страховых взносов (в настоящее время совокупная ставка составляет 14% до 2023 года). Правда, возможность их применения зависит от соблюдения ряда условий: (1) IT-компания должна получать не менее 90% доходов от реализации ПО и прав на него, оказания услуг (выполнения работ) по разработке, адаптации, модификации, установке, тестированию и сопровождению ПО, баз данных, (2) у IT-компании должен быть документ о государственной аккредитации организации, осуществляющей деятельность в области IT или свидетельство, удостоверяющее регистрацию организации в качестве резидента ОЭЗ, (3) средняя численность работников должна быть не менее 7 человек. Если последние два критерия на

практике не вызывают большого числа споров, то вопрос о соблюдении условия о 90% доле доходов решается не так однозначно. Например, правоприменительная практика исходит из того, что компания, реализующая ПО третьего лица, даже при условии его установки и сопровождения, для целей применения льготных ставок не может включить в доходы от IT-деятельности выручку от реализации ПО. Не всегда очевидно применение льготы компаниями, которые занимаются доработкой ПО, приобретенного у третьего лица для последующей реализации усовершенствованного продукта.

В дополнение к возникающим сложностям отметим, что пониженные ставки страховых взносов не распространяются на компании, предоставляющие услуги на основе облачных технологий, услуги по анализу данных и машинному обучению.

Правительственный законопроект предлагает для IT-компаний пониженную совокупную ставку страховых взносов 7,6 % (на обязательное пенсионное страхование - 6%, на обязательное социальное страхование на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством - 1,5 %, на обязательное медицинское страхование - 0,1 %). Условия для применения пониженных ставок прежние, а вот к видам выручки, учитываемой при определении доли дохода (не менее 90%) от IT-длительности добавились ограничения, аналогичные ограничением, предусмотренным для применения пониженной ставки по налогу на прибыль. Кроме того, не смогут учитываться доходы от уступки прав требования долга, возникшего при учёте доходов от IT-деятельности. В результате получится, что IT-компания – работодатель должна будет уплачивать страховые взносы по различным ставкам в зависимости от того, разработкой какого продукта занят его сотрудник: повышенная ставка для сотрудника, разрабатывающего онлайн платформу для торговли и рекламы, и пониженная ставка – для любого иного российского IT-продукта, не являющегося исключением для целей применения льготы. И опять пространство для споров в ситуациях, когда сотрудники выполняют задачи различного рода, а также риск, что при попытке реструктурировать бизнес налоговые органы предъявят претензии, связанные с "дроблением" бизнеса.

Очевидно, что потребность IT-отрасли в налоговом манёвре, направленном на создание благоприятного налогового климата для компаний этого рынка, высока, однако предлагаемые налоговые меры поддержки связаны с существенными ограничениями. Государство, как мы видим, готово поддерживать только российские IT-компании и только в рамках тех продуктов, которые не связаны с электронной коммерцией и/или рекламой.