Точка зрения / ноябрь 2020
Не ждать, внедрять!

Николай
Кротов

директор по развитию сетей радио и транспорта компании Ericsson в регионе Восточная Европа и Центральная Азия
© ComNews
19.11.2020

Директор по развитию сетей радио и транспорта компании Ericsson в регионе Восточная Европа и Центральная Азия Николай Кротов рассказал обозревателю проекта Vision Якову Шпунту, что происходит с внедрением мобильных сетей нового поколения в мире и России и как сделать так, чтобы данный процесс проходил наиболее оптимальным образом для всех его участников.

Какие тенденции в развитии и внедрении технологии 5G видит Ericsson. Как компания позиционирует себя в этом процессе?

- Безусловно, мы видим явную тенденцию на внедрение технологии 5G на сетях мобильной связи. Пионерами в развитии 5G выступили США, Корея, Япония, Китай. В настоящее время мы наблюдаем огромные интерес к этой новой технологии и в странах Европы. На текущий момент компания Ericsson поставляет решения 5G для 65 операторов, запустивших в коммерческую эксплуатацию сети нового поколения в 33 странах. Мы неоднократно говорили на многих форумах, что наше оборудование, выпускаемое с 2015 г поддерживало технологию 5G на аппаратном уровне. Необходимо также отметить такую нашу инновацию, которая, фактически уже стала стандартом для всех как динамическое распределение спектра между технологиями 4G и 5G. В настоящий момент данная функция используется на сетях более 80 операторов, что лишний раз говорит как о востребованности сетей 5G, так и о лидерстве компании Ericsson в данном направлении в мире.

Также мы видим очень большой интерес к 5G не только со стороны операторов: различные индустрии очень заинтересованы в модернизации своих технологических процессов и систем связи. При этом не надо ждать, пока 3GPP в своих релизах полностью опишет все возможности 5G. Инвестируя сейчас в 4G, как уже развитую технологию, предприятия различных отраслей получает отличную возможность уже сейчас начинать процесс модернизации. Миграция таких сетей на 5G потребует совсем небольших затрат.

При этом отсутствие промышленных терминалов не будет препятствием. С терминалами 4G в специальном (защищенном) исполнении при переходе от традиционных промышленных стандартов связи (TETRA, DMR) на современные технологии в свое время было точно также. Как правило, вопрос разрешается в горизонте года-двух. Кроме того, 5G это все-таки больше именно про индустриальные задачи, мы говорим больше о датчиках, сенсорах, автоматизации производства и процессов. В этом случае нет острой необходимости в традиционных мобильных устройствах прямо сейчас. В будущем, без сомнения, появятся и промышленные терминалы с поддержкой технологии 5G.

В июле 2020 г. 3GPP закончила работу над спецификацией LTE Release 16. Когда у Ericsson появится коммерческое оборудование, соответствующее этой спецификацией, и стóит ли операторам его приобретать, или лучше дождаться оборудования, поддерживающего LTE Release 17?

- Ericsson является активным участником в ассоциации 3GPP с точки зрения предложений, разработки и внедрений новых решений, возможностей и функциональности. Более того, мы являемся лидерами по значимым патентам для сетей 5G (патенты с высоким коэффициентом или весом). В наших глобальных центрах исследований и разработок работают более 25 000 человек, у нас более 50 000 патентов. Поэтому, безусловно, все оборудование Ericsson соответствует текущим релизам 3GPP. Конечно же, необходимо учитывать тот факт, что после "заморозки" релиза требуется определенное время (до 5-6 месяцев) для того, чтобы закреплённые в нем требования и рекомендации были полностью протестированы и внедрены в коммерческие релизы программного обеспечения. Необходимо отметить зависимость от готовности экосистемы терминалов и тестирования всего набора новых функциональностей с производителями элементной базы и устройств, что занимает определенное время.

Что касается вопроса нужно ли ждать ли Release 17, то тут ответ очевиден. Первая сеть 5G в США была развернута, даже не дожидаясь полной "заморозки" Release 15, настолько это было востребовано на тот момент. Тут играет роль конкуренция и время выхода на рынок с новыми услугами. Все мы прекрасно знаем, что технологии совершенствуются из года в год, так что ждать неких "финальных" спецификаций, с точки зрения бизнеса не эффективно. Ключевые характеристики 5G уже определены в Rel.16 и следующие релизы будут определять более нишевые области – применение спутниковых систем связи, новых стандартов для ж/д транспорта (FRMCS) и др. Более того, как правило, переход с возможностей разных релизов 3GPP осуществляется просто обновлением программного обеспечения.

Среди анонсированных особенностей LTE Release 17 – использование сетей спутниковой связи в экосистеме 5G. Видите ли вы массовые сценарии применения космических коммуникаций в сетях пятого поколения?

- Спутниковые системы связи уже давно используются в сетях мобильной связи. Принимая во внимание обширность территорий ряда стран, особенно Российской Федерации, в ряде случаев это является единственным решением для транспортной сети. Но тут необходимо принимать во внимание не только технические ограничения (задержка, ширина канала), но и экономическую составляющую. Даже для узкополосных технологий (с шириной полосы единицы-десятки МГц) аренда спутниковых каналов обходится недешево. Аренда полосы в сотни МГц обойдется еще дороже. Думаю, здесь речь скорее идет об описании технической возможности в принципе использовать спутниковую связь для 5G. Хотя в нашем мире меняется все очень быстро, и вполне вероятно, что и такое применение спутников будет возможно в перспективе 5-10 лет.

Как вы относитесь к идее российского регулятора выдать для сетей 5G диапазон частот 4,4-4,99 ГГц? Располагает ли Ericsson доступным коммерческим оборудованием, которое поддерживает этот диапазон?

- Это вопрос обсуждается уже довольно долго на разных уровнях со всеми участниками рынка. На мой взгляд, у всех участников рынка есть четкая аргументированная позиция – 3,5 ГГц является самым оптимальным диапазоном для развития сетей пятого поколения. Именно он является на текущий момент самым востребованным диапазоном, если мы говорим про так называемый mid band или sub 6 диапазон, он обеспечивает наилучшее покрытие из всех свободных (незанятых под LTE) частот, экосистема терминалов наиболее развитая. В тоже время, очевидно, что есть ряд объективных факторов, которые не позволяют в краткосрочной перспективе использовать этот "золотой" диапазон для развития сетей пятого поколения в России. Именно поэтому, ближайшей, с точки зрения частотного спектра, является диапазон 4.4-4.9 ГГц. Мы наблюдаем интерес к этим частотам в ряде стран – Китай, Вьетнам, Индия, Япония и др.

Очевидно, что инвестиции в построение сетей в данном диапазоне будут выше. Также имеются ряд административных ограничений (в отличие от 3.5 ГГц) – обеспечение 300 км буферной зоны с иностранными государствами, где данные частоты используются военными. Мировой опыт показывает, что для развертывания качественных сетей 5G требует комбинация частот – начиная от самых низких (для обеспечения покрытия), заканчивая миллимтировым диапазоном (для обеспечения емкости). Что касается конкретных цифр, то они представлены в программе развития сетей 5-го поколения, представленной Министерством цифрового развития некоторое время назад. Конечно же, компания Ericsson уделяет внимание и этому диапазону, и мы планируем иметь коммерчески доступное оборудование в следующем году. Но, опять хотелось бы акцентировать внимание, на необходимости готовности экосистемы терминалов, так что мы ожидаем от производителей чипсетов и терминалов активной работы в данном направлении ,а также более про-активной позиции отечественных операторов по отстаиванию поддержки прогнозируемых комбинаций частот как в 3GPP, так и в дорожных картах производителей устройств.

Как вы оцениваете реализуемость намерений нескольких российских производителей начать выпуск базовых станций для сетей 5G? Могли бы вы оценить совокупный объем роялти, который любой производитель оборудования 5G должен будет выплачивать владельцам патентов на технологии, составляющие стек 5G?

- Это очень амбициозная задача, особенно с учетом того, что до текущего момента в уже имеющихся технологиях 2G, 3G, 4G мы локальных разработок, применяемых в коммерческих сетях, не имеем. Есть очевидная тенденция: переход к новой технологии эволюционен. Другими словами, имея сеть 2G или 3G, операторы могут запускать сети 4G. Да, необходима определенная модернизация оборудования, а старое естественным образом "вымывается" из сетей операторов. Запуск новых технологий зачастую сводится к модернизации программного обеспечения, который, в свою очередь, также является естественным процессом. Аналогично ситуация обстоит и с внедрением технологии 5G. В любом случае, помимо разработки аппаратной платформы как таковой, программное обеспечение также требует существенных инвестиций. Грубо говоря, есть два пути – или делать все свое с нуля, или использовать уже разработанные алгоритмы, подходы, модели. Конечно же, подавляющее большинство функций и алгоритмов запатентовано. Это значит, что будут необходимы определенные отчисления за использование интеллектуальной собственности. Какие именно – зависит от того, что будет разработано локально, а что потребует применения уже разработанных методов. В то же время, пойти по первому пути – значит, потерять время. По разным оценкам, появление коммерческих образцов базовых станций российского производства возможно лишь в 2022-2023 гг. На наш взгляд, это приведет к существенному отставанию нашей страны по внедрению новейших технологий. С учетом имеющихся реалий цифровизация процессов во многих отраслях является не просто желанием, а необходимостью.

Очень важно, чтобы инвестиции в локальные разработки производились исходя из насущных потребностей. Например, наша линейка базовых станции содержит более 100 различных вариантов цифровых и радиомодулей, т.е. необходима большая вариативность портфолио. Наша компания ежегодно инвестирует порядка 4 млрд евро в опытно-конструкторские разработки. При этом оборудование должно иметь большой цикл поддержки (10 лет). Бюджет же всех мероприятий в рамках дорожной карты по развитию 5G составляет порядка 42,9 млрд руб, это на порядок меньше, чем тратит наша компания.

Российский регулятор по-прежнему видит идеальным сценарием использования диапазона 4,4-4,99 ГГц создание единого инфраструктурного оператора. Знаете ли вы успешные примеры работы единого инфраструктурного оператора в мире, и оптимален ли этот путь для России?

- Если бы этот вопрос имел 100% положительный ответ, то скорее всего мы бы видели массу примеров такого подхода во многих странах. Безусловно, в ряде случаев, в частности, и у нас в стране, совместное использование инфраструктуры (матч, столбов, и частотного ресурса) является наиболее эффективным способом обеспечения населения мобильной связью и услугами передачи данных. Этот подход уже используется для сетей LTE. Но тут операторы сами договариваются о наиболее эффективной модели взаимодействия, решая обе задачи: рентабельность бизнеса и предоставления услуг абонентам. На мой взгляд, с точки зрения обеспечения конкуренции как тарифов, так и качества предоставляемых услуг такой подход наиболее эффективен и для сетей 5G. Мировой опыт лучший тому пример.

Рассматривает ли Ericsson частные (корпоративные) сети 5G как серьезный рынок в России? Есть ли, на ваш взгляд, у российских промышленных предприятий, которые уже протестировали частные сотовые сети шанс получить частотные присвоения для развертывания коммерческих сетей 5G? Вероятен ли в Европе и в России сценарий, при котором корпоративные клиенты будут своими силами, без помощи сотовых операторов, строить и эксплуатировать сети 5G?

- Давайте будем оперировать понятием "технологические сети". Мы видим большой интерес со стороны различных индустрий к модернизации как технологических процессов и переходу к Индустрии 4.0, так и замене существующих разнородных систем связи. И тут интерес огромный во всех странах, включая Россию. Причем на настоящий момент рассматриваются как технология 4G, так и, конечно же, 5G. Одним из ключевых сценариев для сетей 5G как раз являются технологические сети. Мы уже имеем несколько реализованных проектов в России. Среди наиболее значимых можно отметить развертывание корпоративной сети передачи данных и конвергентных сервисов для заводов группы СИБУР совместно с "Энвижн групп", запуск первой в России промышленной сети пятого поколения связи на заводе "КАМАЗ" в Набережных Челнах совместно с МТС и ряд других. Есть ряд бизнес-моделей, когда предприятия либо строят свои сети, как, например в Германии, где ряд промышленных компаний получил частотные присвоения, либо используют существующую инфраструктуру операторов мобильной связи. В зависимости от назначения сети, требований по услугам, безопасности и пр. возможны различные варианты. Конечно же, наиболее эффективным видится переиспользование имеющейся инфраструктуры операторов связи. Мы готовы к сотрудничеству по любому сценарию.

Создавая сеть 5G, подавляющее большинство сотовых операторов получает беспроводную инфраструктуру сразу четырех поколений (GSM, 3G, LTE и 5G). Не пора ли выводить из эксплуатации сети предыдущих поколений и, если да, то каких именно?

- Я бы не сказал, что основным триггером отключения той или иной технологии выступает технология 5G. Здесь работают другие факторы. Например, нехватка частотного ресурса при существенном росте пакетного трафика. В этом случае наиболее эффективным решением нам видится перераспределение частотного ресурса сетей 3G в пользу 4G, или так называемый рефарминг 3G в 4G. Благо, у нас действует принцип технологической нейтральности между этими технологиями. Т.е. речь идет о выключении сетей 3G в среднесрочной перспективе. Но сети GSM останутся востребованными в силу очень хорошего покрытия, присутствия в регионах абонентских устройств, поддерживающих только технологию 2G, а также наличия M2M устройств. Безусловно, мы рассчитываем, что принцип технологической нейтральности будет распространен и на сети 5G.

Компания Huawei выдвинула концепцию фиксированных сетей пятого поколения (FN5G. Разделяет ли Ericsson подобный подход или имеет альтернативное видение фиксированных сетей нового поколения?

- Мы обычно не комментируем решения, предлагаемые нашими уважаемыми конкурентами, особенно в сегменте фиксированных сетей. Могу лишь заметить, что мы уделяем очень большое внимание внедрению автоматизации и ИИ как в своих продуктах, так и услугах. Мы применяем в своих решениях алгоритмы машинного обучения и искусственного интеллекта, которые позволяют предсказывать те или иные потенциальные проблемы в процессе эксплуатации сети, существенно упрощая управлению сетью. Наши решения по построению транспортных сетей полностью отвечают потребностям рынка и требованиям к сетям 5-го поколения. Также мы видим, что в ряде случаев фиксированный беспроводный доступ (FWA), построенный на мобильных технологиях, например, в миллиметровом диапазоне, не уступает фиксированному ШПД по качеству, а затраты на развёртывание подобных сетей существенно ниже. Важно отметить, что нашей компанией были достигнуты впечатляющие показатели по скорости передачи данных порядка 200 Мбит/c на расстоянии более 3 км. Это принципиально меняет восприятие миллиметрового диапазона.

Как вы оцениваете перспективы технологии Open RAN применительно к сетям 5G? Может ли Open RAN помочь российским операторам в том, чтобы максимально быстро запустить сети 5G на доступном (т.е. импортном) оборудовании, а впоследствии добавить базовые стации отечественных поставщиков, когда они появятся?

- Вокруг этой темы разворачивается очень интересная дискуссия. Есть мнение, что Open RAN, полностью открывая все интерфейсы и внедряя виртуализацию всех функций на COTS оборудовании, позволит существенно снизить затраты на развертывание сети. На самом деле, это не так очевидно. Ericsson является активным участником O-RAN alliance, возглавляя там несколько рабочих групп. Совсем недавно мы объявили о запуске Cloud RAN решения. На наш взгляд специализированное оборудование, предназначенное для выполнения очень специфических радио функций, еще долгие годы будет оставаться наиболее экономически эффективным решением. При этом, для определенных сценариев можно исследовать вопрос применимости виртуализации. Также не стоит забывать об обеспечении безопасности сетей, построенных на полностью открытых интерфейсах, виртуализации всего, что только возможно, не говоря уже о потенциальных сложностях интеграции, поддержки и обслуживания сетей, состоящих из многих независимых компонентов. Можно привести пример: автомобиль, собранный из запчастей различных производителей, который к тому же имеет свою прошивку для управления всеми важными узлами, включая двигатель. Вы рискнете сесть за руль такого автомобиля не на тренировочном треке, а в условиях реальной дорожной обстановки?

Многие игроки на мировом рынке уже не первый год говорят о сетях 6G. Это "чистый" маркетинг или уже есть примеры серьезных разработок беспроводных технологий 6-го поколения?

- Развертывание любой новой технологии неизбежно влечет за собой разговоры на тему "а что будет потом?". И конечно же, все думают сначала, что это чисто маркетинг. Так было при переходе от 2G к 3G, потом – от 3G к 4G. Такие же дискуссии были несколько лет назад насчет внедрения 5G. Хотя мы видим, как быстро развивается 5G в странах, где вопрос с частотами не стоит так остро, как у нас. При этом сразу же возникает естественный вопрос, а что будет дальше? Конечно же, разработки ведутся. Как пример – кто в 2015 г. серьезно думал о 5G? Тем не менее наше оборудование уже тогда было аппаратно готово к 5G. Примерно такая же ситуация и на текущий момент с точки зрения разработок оборудования для сетей следующего поколения.

При этом пропуск каждой технологии чреват, во-первых, потерей конкурентного преимущества на рынке, во-вторых, приводит к большим инвестициям на модернизацию оборудования в дальнейшем. Стратегия разработки оборудования любого вендора выстроена на основе аппаратной поддержки и совместимости предыдущих технологий и эволюционного подхода к развитию сети. Также важно понимать, что, внедряя новую технологию, мы не всегда можем точно определить ее применение или killer application, как говорят. Например, когда появлялись сети 3G, все думали, что MMS и видеозвонки будут драйверами роста выручки операторов, а наиболее востребованном на практике оказалась услуга мобильного ШПД. И именно поэтому потребовалась новая технология – 4G. Другими словами, шаг за шагом модернизируя свою сеть, оператор обеспечивает не только внедрение новых технологий, и поддержку всех предыдущих на оборудовании, которое гораздо эффективней по производительности, энергопотреблению, массогабаритным характеристикам, готовит всю инфраструктуру (транспортную сеть, ядро сети), но и обкатывает различные сценарии коммерческого использования новых технологий