Редколонка / февраль 2022
Венчурные госкапиталисты

Юлия
Мельникова

корреспондент, заместитель выпускающего редактора ComNews.ru
© ComNews
21.02.2022

Сбер выведет сервисы электронной коммерции в отдельный бизнес, надеясь на его дальнейший рост, и не исключено, что мы увидим выход новой компании на IPO. Три месяца назад похожий шаг предпринял "Ростелеком", заявив о вы­делении в от­дель­ные клас­те­ры наи­бо­лее быс­тро­рас­ту­щих час­тей биз­не­са с пос­ледующим их вы­водом на IPO. Похоже, что крупные компании с госучастием действуют в логике венчурных инвесторов, стремясь выделить растущие сегменты и вложиться в их развитие, чтобы затем выйти из проекта с прибылью. В условиях ограниченного венчурного капитала его подмена госкорпорациями может оказаться хорошим вариантом для развития стартапов в России - при условии внимательного отношения госкомпаний к "побочному" бизнесу.

На прошлой неделе Сбер объявил, что вы­делит все не­бан­ков­ские ак­ти­вы, от­но­сящие­ся к сфе­ре элек­трон­ной ком­мерции, в от­дель­ный хол­динг (см. новость ComNews от 16 февраля 2022 г.). Это должно упрочнить позиции Сбера в стремительно развивающейся индустрии е-сommerce.

Изначально у Сбера была идея создать "экосистему", в которой клиент может получить максимально возможный набор сервисов, не относящихся к банковской сфере: от цифрового контента до доставки продуктов питания. Теперь компания решила выделить в отдельный холдинг "СберМаркет", "СберМегаМаркет", "СберЛогистику", "Сбер Еаптеку" и "СММ Ретейл", а также совместное предприятие c VK - "О2О-холдинг". Ранее руководство Сбера заявляло о возможном выводе нефинансовых бизнесов компании на IPO.

Для того, чтобы принять решение о выводе "непрофильных" активов в отдельный бизнес, у Сбера могли быть разные причины. Возможно (но маловероятно), что направление е-сommerce не приносит Сберу тот объем дохода, на который рассчитывает эта "ИТ-компания с банковской лицензией", и банк решил это направление постепенно "сливать". Но более вероятно, что сервисы электронной коммерции Сбера показывают высокие темпы роста, и непрофильная деятельность из "бантика" для привлечения клиентов именно к банковским услугам превращается в самостоятельный и весьма прибыльный бизнес, развитием которого уже нельзя заниматься в разделе "разное" - нужны прямое руководство и структура управления. Если принять во внимание возможность дальнейшего вывода этого направления на IPO, то создание самостоятельного холдинга в сфере e-commerce выглядит еще более логичным шагом.

При этом обособление сегмента e-commerce в рамках компании не говорит о том, что Сбер поставил крест на развитии экосистемы. Но перспективный бизнес необходимо развивать активнее иных направлений, а это сложнее делать, когда такое направление растворяется в общей и разношерстной экосистеме.

По словам первого зампредправления Сбербанка Льва Хасиса, который возглавит создаваемый холдинг, одной из ключевых целей стратегии Сбера является "достижение лидерских позиций в индустрии электронной коммерции в стране". Глядя на обороты Wildberries или Ozon, очевидно, что рост e-commerсe в России в ближайшие годы продолжится. По оценкам аналитиков, выручка направлений, которые войдут в создаваемый e-commerce-холдинг, составляет примерно 3% от операционного дохода Сбера.

Сбер - не первый российский гигант с госучастием, который выводит часть непрофильных направлений в отдельные структуры. В конце прошлого года "Ростелеком" (см. новость ComNews от 17 ноября 2021 г.) заявил, что выделит в отдельные кластеры наиболее быстрорастущие части бизнеса, а впоследствии намерен вывести их на IPO. Это обоснованно: результаты направления в большом бизнесе сложнее отследить, а отдельное юрлицо, формируя отчетность, способно показать себя на растущем рынке и даже выйти на биржу.

Желание корпораций воспользоваться тем, что непрофильная часть бизнеса зачастую может оцениваться с гораздо большими мультипликаторами, чем основная деятельность, понятно. В такой ситуации сама собой напрашивается идея раскрутить такое направление, а затем и продать актив на бирже, оставив у себя, например, контрольный пакет акций. По похожей логике в мире поступают венчурные инвесторы: вкладываются в бизнес, а когда он расцветет, продают свою долю за гораздо большие деньги, чем вложили на старте. Похоже, что в России, по причине практического отсутствия значимых и при этом не имеющих отношения к государству инвестиционных фондов, роль венчурных инвесторов примеряют на себя крупные компании с госучастием. За последние несколько лет все больше российских госкорпораций вкладывают деньги в стартапы - по своей воле или нет.

Сбер ведет себя как венчурный инвестор, задача которого - вложиться, а потом выйти из актива с прибылью. Вероятно, для российского рынка такой подход вполне логичен и оправдан - деньги в конечном счете остаются в условном государственном кармане.

Однако новоиспеченным венчурным госкапиталистам нужно действовать осторожно, чтобы не распугать потенциальных акционеров. Вести бизнес и принимать управленческие решения в госкорпорациях принято на особый манер. Здесь зачастую влияние имеют не только и не столько коммерческие факторы. Те или иные решения порой принимаются, исходя из мотивов, имеющих отношение скорее к борьбе за влияние в сфере околовластной, а то и попросту по прямому указанию из какой-нибудь "кремлевской башни". И такое положение вещей - данность для госкомпаний, ведь близость к государству неизбежно накладывает отпечаток на их бизнес. Но ситуация, когда такие нелогичные с рыночных позиций решения могут быть приняты в отношении компании, которая готовится к IPO, очевидно не добавляет привлекательности активу в глазах инвесторов.

Можно вспомнить, например, историю с планируемым выводом на IPO "дочки" "Ростелекома" - "Ростелеком-ЦОД". Год назад банк ВТБ во­шел в ка­питал ООО "Центр Хра­нения Дан­ных" ("РТК-ЦОД"), ку­пив в нем до­лю в 44,77% за 35 млрд руб. ВТБ надеялся выйти из этого бизнеса с прибылью через IPO "РТК-ЦОД", которое должно состояться не позднее чем через три года (см. новость ComNews от 27 января 2021 г.). Однако недавно стало известно, что в "РТК-ЦОД" неожиданно сменился гендиректор Павел Каплунов, который занимал эту должность с 2015 г. (см. новость ComNews от 2 февраля 2022 г.). На смену ему пришел Сергей Бочкарев, который с 2014 г. работал заместителем генерального директора АО "Национальная система платежных карт" (НСПК).

Новому руководителю нужно будет время, чтобы полностью погрузиться в процесс управления. Кроме того, частенько бывает, что новое руководство приводит на ключевые управленческие посты свою команду, которой тоже нужно время, чтобы освоиться. Также нередка ситуация, при которой новое руководство приносит с собой и новую стратегию развития компании. Все это вполне обычный процесс, если бы не одно "но" - до заявленного IPO остается все меньше времени. Если предположить, что все вышеперечисленные процессы начнутся (или уже начались) в "РТК-ЦОД", то очевидно, что эти шаги способны насторожить потенциальных инвесторов, что может сказаться и на сроках выхода на IPO.

ВТБ и сам совершил шаг, который может вызвать недоверие инвесторов: 12 января 2022 г. треть его доли в "РТК-ЦОД" перешли к некому ООО "Облачные технологии", которое замыкается на Михаила Духанина и его ООО "Инвестиции в коммуникации" ("Инвесткомм"). Скупая публичная информация о Михаиле Духанине говорит о том, что он живет в "Корпоративном поселке" братьев Ковальчуков, построенном рядом с их курортом "Игора" в Ленинградской области. До конца июля 2021 г. юридический адрес ООО "Инвесткомм" совпадал с юрадресом ООО "Игора Драйв", которое управляет "Игорой". По этим косвенным признакам похоже, что братья Ковальчуки вошли в капитал "РТК-ЦОД": если учесть, что "Облачным технологиям" досталось 30,62% в капитале ООО "Инвестиции в облачные технологии" (оставшиеся 69,38% подконтрольны банку ВТБ), которому принадлежит 44,77% ООО "Центр хранения данных", то Ковальчуки получили 13,7% "РТК-ЦОД".

В конечном итоге, подмена венчурных инвесторов госкорпорациями может оказаться не самым плохим вариантом для развития стартапов в России. Однако компаниям с госучастием, если уж они взяли на себя эту роль, нужно менять подходы к корпоративному управлению и действовать прозрачно для потенциальных инвесторов - как минимум, в "побочных" бизнесах, которые они вознамерились вывести на IPO.