Редколонка / июль 2022
Обратный эффект

Ирина
Приборкина

корреспондент ComNews
© ComNews
18.07.2022

Правительство России решило, что саморегулирования для интернет-платформ (в частности, маркетплейсов) недостаточно для того, чтобы препятствовать антирыночным действиям со стороны крупных игроков рынка. Поэтому регулировать деятельность интернет-платформ будет именно государство, несмотря на то что совсем недавно игроки рынка вызвались сами это сделать. Однако благие намерения дать больше возможностей в интернете для равной конкуренции некрупных компаний даже с очень большими игроками могут привести к обратному эффекту.

Во время заседания правительства РФ премьер-министр Михаил Мишустин высказался по поводу необходимости законодательного регулирования крупных интернет-платформ. "Рассмотрим и законопроекты, разработанные по поручению президента. Они позволят выявлять антирыночные действия и картельные соглашения среди крупных интернет-платформ - маркетплейсов и агрегаторов. Сейчас такими технологиями в нашей стране пользуются миллионы людей, чтобы выбирать товары сразу в нескольких магазинах или заказать такси через мобильное приложение. Ничего не продавая, подобные компании могут влиять на поставщиков, покупателей и определять цены. Цель изменений как раз в том, чтобы такое влияние не приводило к необоснованному подорожанию либо ограничению выбора", - заявил Михаил Мишустин.

Высказывание получилось весьма жесткое. Этим "ничего не продавая", по сути, Михаил Мишустин указал, что деятельность интернет-платформ в их нынешнем виде как минимум не очень полезна для рынка. А возможно, даже вредна - в силу способности влиять на поставщиков, покупателей и в целом на рынок.

Есть, правда, и положительный аспект. Учитывая, что государство обращает внимание на те вещи, которые влияют на общее экономическое развитие России и меняют рынок, можно говорить, что маркетплейсы в частности и интернет-платформы в целом стали важной частью экономики страны. Намерение властей прибегнуть к антимонопольному регулированию демонстрирует, что онлайн-структуры стали неотъемлемой частью экономики.

Примечательно, что буквально за месяц до заявления Михаила Мишустина состоялось официальное подписание стандартов по взаимодействию маркетплейсов с продавцами товаров - на площадке VIII Международного форума "Неделя российского ритейла". Документ подписали представители "Опоры России", Ассоциации компаний интернет-торговли (АКИТ), ассоциации "Руспродсоюз", ассоциации "Русбренд", Wildberries, Ozon.ru, Lamoda и "Яндекс.Маркет".

Эти стандарты упорядочивают целый ряд процессов, которые ранее нигде не описывались, в них включены правила сотрудничества и нормы взаимодействия, позволяющие решать спорные ситуации и избегать их. Как уверяют их создатели, правила позволят обеспечить предсказуемость действий обеих сторон, что неизбежно приведет к возможности лучше прогнозировать операционную деятельность российских компаний, участвующих в процессе. Интересно, что разработку документа курировал Минпромторг, совместно с участниками рынка интернет-торговли.

https://www.comnews.ru/content/220629/2022-06-08/2022-w23/marketpleysy-…

Инициатива исходила от самого отраслевого сообщества - маркетплейсов. Таким образом они показали готовность самостоятельно регулировать деятельность, чтобы не допускать монополизации и необоснованного повышения цен. Открытым, однако, остается вопрос, почему, после того как отрасль попыталась реализовать саморегуляцию, государство все же решило взять ее под контроль. Возможно, попытка была не оценена, либо государство считает, что отрасль настолько важна, что саморегулирования недостаточно и нужен контроль на уровне закона.

Кроме того, в ходе заседания Михаил Мишустин отметил, что законодательные поправки в отношении интернет-платформ помогут предпринимателям. "В частности, тем, у кого получилось создать быстрорастущий бизнес или стартап. Они получат больше возможностей для равной конкуренции в интернете даже с очень большими компаниями", - объяснил он.

Логика и декларируемые намерения премьер-министра понятны, но не бесспорны. Это вопрос подхода. Делать условия бизнеса одних лучше за счет того, что другие получат ограничения, - метод понятный, но не единственный. Ограничения в отношении крупных игроков - еще не гарантия, что мелкие участники рынка получат больше возможностей для развития. Хотелось бы, чтобы равная конкуренция достигалась именно за счет поддержки тех, кому это необходимо, а не за счет урезания возможностей для всех остальных.

Начать работать новое антимонопольное законодательство должно с марта следующего года. По словам Михаила Мишустина, это даст всем участникам интернет-индустрии время подготовиться и исправить нарушения, если они есть. Известно, что речь пока идет о двух законопроектах, один из которых предполагает внесение изменений в Федеральный закон "О защите конкуренции" и направлен "на повышение эффективности мер антимонопольного контроля в условиях современных цифровых рынков, повышение защищенности прав и интересов добросовестных участников таких рынков от возможных проявлений монополистической деятельности", а второй предполагает внесение изменений в КоАП с целью "создания эффективных механизмов административной ответственности за нарушения, связанные с проявлениями монополистической деятельности на цифровых товарных рынках". Оба проекта уже одобрены правительством, которое намерено внести их в Госдуму "в установленном порядке".

Пока текстов самих законопроектов в открытом доступе нет, нельзя с уверенностью сказать, хватит ли отрасли времени, чтобы привести деятельность в соответствие новым нормам.

Однако, в любом случае, регулирование обязательно влечет финансовые и временные затраты, которые лягут на плечи игроков рынка. Скорее всего, до принятия вышеназванных антимонопольных законопроектов будет принят еще ряд инициатив, которые так или иначе придется исполнять онлайн-площадкам и тратить на это ресурсы. Кстати, тем же маркетплейсам как операторам персональных данных еще нужно будет потратить время и силы на исполнение новых законопроектов о персональных данных, которые приняты по итогам завершившейся весенней сессии Госдумы РФ.

В целом же, буквально каждый месяц появляются новые законодательные инициативы, прямо или косвенно касающиеся электронных площадок и усложняющие им жизнь. Рынок обрастает правилами и ограничениями, хотя изначально онлайн-маркетплейсы в силу специфики механизма своей работы как раз позволяют не только крупным компаниям, но и начинающим предпринимателям представлять свои товары на одной площадке, что особенно актуально сейчас, во время ограничения поставок из-за рубежа.

Чтобы соответствовать растущему списку требований, цифровым площадкам придется тратить все больше и больше денежных, человеческих и временных ресурсов, а значит и стоимость содержания таких площадок будет расти. Вполне возможно, что из-за этого платформам электронной коммерции придется радикально менять условия для своих клиентов, и растущему бизнесу будет сложнее представлять там свои товары. В итоге законотворцы получат обратный эффект: вместо того чтобы стартапы "получили больше возможностей для равной конкуренции в интернете даже с очень большими компаниями", они совсем лишатся доступа к платформам.

Маркетплейсы, кстати, в большинстве случаев являются одной из нескольких площадок для онлайн-торговли, наряду с социальными сетями и сайтами. В итоге не совсем понятно, почему "равную конкуренцию" на маркетплейсах законодательно обеспечивать надо, а например, в соцсетях - нет. Но возможно, и до последних у законотворцев дойдут руки в скором времени.

Учитывая необходимость тратить денежные и человеческие ресурсы на исполнение новых правил, а также уход или сокращение из-за возросшей сложности входа на электронную площадку ряда стартапов и растущих компаний, можно предположить, что рынок российских интернет-платформ постепенно начнет сжиматься.

Показательной параллелью в этом отношении можно назвать рынок потребительского кредитования. В результате излишнего регулирования и ограничений в какой-то момент рынок банковского потребительского кредитования стал сжиматься, и при этом начал значительно расти рынок микрофинансовых займов, который как минимум можно относить к "серой зоне", а то и вовсе говорить о его криминогенности. Банки не могли предоставлять кредиты многим клиентам, в итоге они шли в МФО. Хотя государство преследовало благую цель - снизить ажиотаж на рынке потребительского кредита, - люди не перестали брать кредиты, а продолжили это делать, но уже на менее выгодных и более опасных условиях.

Кажется, что последние несколько лет рынок российских интернет-платформ, в особенности маркетплейсов, переживает настоящий бум и забота государства о равных рыночных условиях для всех игроков - дело благое. Но опыт на других рынках показывает, что излишнее регулирование приводит к сжатию рынка: некоторые примут решение закрыть бизнес, другие пойдут по пути слияний. Кроме того, очень возможен рост количества серых схем и переток трафика туда. Таким образом, игроков на рынке станет меньше, что очевидно не будет способствовать ни разнообразию предложения, ни высокому уровню конкурентной борьбы.