Точка зрения / октябрь 2020
ГКРЧ бьет своих, чтоб чужие не боялись

Константин
Радченко

директор по развитию ООО "Завод "ЭТАЛОН"
© ComNews
26.10.2020

Год 2020-й, без сомнения, заставил каждого прочувствовать, что мы живем во времена больших перемен. Распространение COVID-19 по планете перевернуло вверх дном привычный уклад жизни, миллиарды людей посадило на карантин, сжало жизненное пространство до размеров собственного дома.

Но, вместе с тем, вынужденное социальное дистанцирование создало небывалый спрос на информационно‑коммуникационные технологии. Причем, за что отдельное спасибо операторам мобильной связи, удаленная работа и общение стали возможны и при помощи беспроводных технологий тоже. Более того, приобретая антенну и усилитель сигнала мобильной связи на дачу, возможно впервые в жизни миллионы россиян осознали, что радиочастотный спектр стал таким же неотъемлемым инфраструктурным элементом повседневной жизни, как и другие естественные ресурсы: нефть, газ, вода, воздух, …

С приходом каждого нового поколения мобильной связи ценность радиочастотного ресурса только возрастает. Особенно драматичной ситуация стала с приходом 5G и Интернета вещей — технологических драйверов цифровой трансформации.

В своем часто цитируемом интервью британскому изданию Economist от 21 октября 2019 года президент Франции Эммануэль Макрон обсуждает системы связи 5G на одном уровне с такими вещами как будущее Европы, НАТО и противостояние США и Китая. Оценивая меру ответственности, которую государство должно возложить на операторов связи, Макрон говорит следующее: "Когда все получат доступ к сетям пятого поколения и будут доверять им важную информацию, сможете ли вы защитить вашу систему и обеспечить ее сохранность? Когда все ваши киберсоединения будут в одной системе, сможете ли вы оградить их? Это единственное, что для меня важно. В других вопросах я занимаю нейтральную позицию по отношению к бизнесу. Но это вопрос суверенитета. В этом смысл суверенитета".

Непримиримым борцом за права американских производителей телекоммуникационного оборудования против китайских компаний зарекомендовал себя и президент США Дональд Трамп. Во всех средствах массовой информации на первых полосах до сих пор появляются новости о мерах против Huawei – именно потому, что в какой‑то момент времени именно эта компания дальше других продвинулась в освоении технологий 5G. Так что любые действия – как правительства России, так и других профильных государственных органов в сфере поддержки отечественных производителей радиоэлектронной аппаратуры и программного обеспечения – не могут быть недооценены.

Но какую лепту вносит в этот процесс Государственная комиссия по радиочастотам, призванная разрабатывать концепции распределения радиочастотного спектра в Российской Федерации и обеспечивать доступ пользователей к нему?

В соответствии с мартовским, 2020 года, решением ГКРЧ, операторам связи для развития технологии 5G предложен диапазон радиочастот 24,25-24,65 ГГц и уже имеющиеся в их распоряжении частоты. По поводу данного решения опубликовано значительное количество экспертных оценок с изложением причин, по которым мартовское решение ГКРЧ приведет всего лишь к "очень ограниченному развитию стандарта 5G в России".

В феврале 2019 года, ко времени проведения ежегодного Всемирного мобильного конгресса в Барселоне, консалтинговое агентство McKinsey & Company опубликовало результаты опроса технических директоров (CTO) 46 крупнейших телекоммуникационных операторов относительно их планов по развертыванию сетей мобильной связи 5G. Как показал этот опрос, основной причиной, сдерживающей развертывание сетей мобильной связи 5G, более 60% респондентов считают отсутствие коммерчески интересных вариантов применения связи 5G. За исключением Северной Америки: в Соединенных Штатах только 11% респондентов испытывают проблемы с коммерциализацией 5G. При том, что 100% респондентов из Европы и 67% из Азии не видят приемлемых бизнес-кейсов для мобильной связи 5G.

Большинство респондентов ожидают повышения затрат, связанных с внедрением технологии 5G. Стоимостью оборудования и строительств сетей (CAPEX) озабочены 65% всех респондентов, и 50% озабочены ростом стоимости обслуживания (OPEX). 40% ожидают увеличения расходов на ИТ в связи с переходом на 5G, в то время как 22% видят пути сокращения ИТ-расходов. Менее 35% респондентов готовятся осваивать миллиметровый диапазон 5G в ближайшее время. Более 80% респондентов указывают на высокую стоимость этого решения, требующего плотного размещения базовых станций. При этом половина указывает, что загвоздка будет в поиске мест для установки, а другая половина – что операционные затраты будут неприемлемо высокими.

Но мартовское решение ГКРЧ предлагает операторам именно миллиметровый диапазон для 5G! Толкая и операторов и, вслед за ними, отечественных производителей, по заведомо разорительному пути!

Размышляя над снижением расходов и более реалистичными сценариями внедрения технологии 5G, более 90% респондентов McKinsey & Company указывают на готовность к совместному с другими телеком‑операторами использованию базовых станций и опорной сети. Поскольку в качестве наиболее вероятных сценариев развертывания 5G респонденты обсуждают установку базовых станция малого радиуса действия (Small Cell), работающих в диапазонах от 3 до 6 ГГц, в специальных местах – на вокзалах, стадионах, аэропортах, торговых центрах, промышленных площадках, и т. п. – в силу ограниченности места для установки оборудования, предлагаются варианты его коллективного использования.

Почему же ГКРЧ не выделяет для использования полосы в этом, наиболее востребованном, диапазоне? Считается, что диапазон 3-6 ГГц занят, а мероприятия по расчистке спектра – неоправданно дорогие и долгие.

Между тем исполняющий обязанности генерального директора ФГУП НИИР Михаил Сподобаев в интервью журналу "Радиочастотный спектр" указывает, что диапазон 4,8-4,99 ГГц в России загружен не так сильно и, хотя и требует усилий по конверсионным мероприятиям, но в разумном объеме.

А что происходит с внедрением в нашу жизнь Интернета вещей?

На заседании ГКРЧ, состоявшемся 24 декабря 2018 года (протокол №18-48), было принято решение (п.22 решения ГКРЧ №18-48-06), что с 1 декабря 2020 года одним из дополнительных условий для использования полос радиочастот 864 - 865 МГц, 866 - 868 МГц, 868,7 - 869,2 МГц устройствами малого радиуса действия является использование базовых станций, произведенных на территории РФ, которым присвоен статус телекоммуникационного оборудования российского происхождения (ТОРП).

В силу позднего определения условий и порядка присвоения такого статуса для телекоммуникационного оборудования, а также с учетом ограничений из-за с пандемии COVID-19, многим отечественным производителям не удается завершить процедуры получения статуса ТОРП до 1 декабря 2020 года, в связи с чем Некоммерческая организация "Ассоциация участников рынка интернета вещей" вынуждена была начать активные действия по переносу на год срока начала действия пункта 22 решения ГКРЧ.

Решения ГКРЧ в последние годы вообще отличаются непоследовательностью и ангажированностью. Формально, ГКРЧ поддерживает отечественных производителей, включая в свои решения такое условие использования полосы радиочастот как применение радиоэлектронных средств только российского происхождения (ТОРП) и только при их включении в Единый реестр российского телекоммуникационного оборудования. Хотя на примере ситуации с Интернетом вещей мы видим, что как раз не нужное, избыточное включение требования о наличии радиоэлектронного средства в Едином реестре создало проблемы участникам Ассоциации участников рынка интернета вещей. И ладно бы, если бы ГКРЧ последовательно отстаивала интересы отечественного производителя. Так нет: поддержки нет.

Доходит до смешного: 24 октября 2013 года ГКРЧ своим решением выделила полосу радиочастот 9 кГц - 275 ГГц неопределенному кругу лиц для разработки, модернизации и производства радиоэлектронных средств гражданского назначения на территории Российской Федерации для целей экспорта. То есть ГКРЧ разрешила всем разрабатывать и производить радиоэлектронное оборудование, но возникают вопросы: почему только для целей экспорта и на каком основании данный государственный орган вообще диктует российскому производителю, что и для каких рынков сбыта ему создавать?

А вот когда отечественный производитель, ООО "Завод "Эталон", руководствуясь положениями Указа Президента РФ от 07.05.2018 г. № 204 "О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года" о создании безопасной и конкурентоспособной информационно-телекоммуникационной инфраструктуры высокоскоростной передачи данных, преимущественно на основе отечественных разработок, и положениями Плана перспективного использования радиочастотного спектра, утвержденного Правительством РФ в 2017 году, подал радиочастотную заявку на выделение полосы радиочастот для разработки, производства и применения радиоэлектронного оборудования диапазона 1785-1805 МГц для нужд российского рынка, то 22.10.2019 г. получил отказ ГКРЧ в выделении этой полосы радиочастот для производства и применения радиоэлектронных средств, а также отказ в выделении полос 1785-1790 МГц и 1800-1805 МГц для проведения научных, исследовательских, опытных, экспериментальных и конструкторских работ.

Что делать "Заводу "Эталон"? Заключать соглашение на разработку и производство с предприятиями в братском Казахстане, с целью дальнейшего экспорта в РФ? Российский производитель просил разрешение не только на исследования и конструкторские работы, но и на производство и применение РЭС. В результате получил разрешение только на исследования в диапазоне радиочастот 1790-1800 МГц с фактическим запретом на производство и полный запрет на любую исследовательскую и производственную активность в диапазонах 1785-1790 МГц и 1800-1805 МГц.

В отношении любого зарубежного радиооборудования позиция российского регулятора гораздо более лояльная. Во всех решениях на использование радиочастотного ресурса ГКРЧ стандартно разрешает ввоз на территорию Российской Федерации радиоэлектронных средств, технические характеристики которых соответствуют тем, которые утверждены решением ГКРЧ. Это означает, что любое заинтересованное лицо вправе ввезти оборудование любого иностранного производителя, сертифицировать его на соответствие определенным техническим характеристикам и далее свободно, любыми партиями продолжать его ввоз и использование на территории России.

При наличии процедуры обязательной сертификации радиоэлектронных средств для их применения, возникает вопрос - с какой целью и на каком основании такой орган как ГКРЧ занимается регулированием научно-исследовательской, опытно-конструкторской и производственной деятельности российских коммерческих производителей?

Почему и на каком основании "Завод "Эталон" не только лишили права на равных конкурировать с импортным оборудованием на этапе торгов по его закупке, но и в принципе не предусмотрели возможность производства отечественного оборудования для указанной полосы частот? И к чему тогда нужна Стратегия развития информационного общества в Российской Федерации до 2030 года с закрепленной в ней необходимостью создания российского телекоммуникационного оборудования и пользовательских устройств для широкого использования гражданами, субъектами предпринимательства, государственными органами, и создания справедливых условий ведения предпринимательской деятельности для российских разработчиков?

Возникает вопрос - в чем же тогда заключается "поддержка" отечественного производителя?

При существующей невнятной нормативной базе деятельность такого регулятора как ГКРЧ, наделенного "всей полнотой полномочий", его бесконтрольное и нерациональное влияние на деятельность отечественных производителей, вне зависимости от формально декларируемых им целей и задач, фактически способствует формированию имортозависимости от иностранного радиооборудования. В свою очередь, импортозависимость в таких высокотехнологичных отраслях, как производство средств связи, лишает государство возможности реализовать любую национальную программу в сфере, предполагающей использование такого высокотехнологичного оборудования.

Что же делать? В рамках действующей нормативной базы нужно принять основополагающий подход, при котором любое выделение полосы радиочастот для использования неопределенным кругом лиц либо конкретным лицом автоматически означает, что любой отечественный производитель вправе разрабатывать, модернизировать и производить радиоэлектронные средства, с учетом установленных ГКРЧ технических параметров для выделяемой полосы радиочастот.