Редколонка / ноябрь 2020
Россвязь и Роспечать: деление на ноль

Денис
Шишулин

выпускающий редактор ComNews.ru
© ComNews
23.11.2020

Два федеральных агентства - Россвязь и Роспечать доживают последние месяцы. Их упразднил президентский указ, а функционал передан Минцифры. Сделать это следовало бы еще лет семь назад, ведь функции этих агентств могут выполнять буквально несколько чиновников министерства, а часть и вовсе должна быть полностью автоматизирована.

В середине текущего месяца (16 ноября) премьер-министр Михаил Мишустин заявил на совещании с вице-премьерами, что пришло время оперативно оптимизировать государственный аппарат страны. "Предлагаю начать оптимизацию системы управления с 1 января. И не растягивать, а провести ее за три месяца - до 1 апреля. Что для этого нужно? Нужен не огромный, а рационально сформированный штат компетентных специалистов и четко определенная сфера ответственности каждого органа исполнительной власти. Сейчас почти 20% должностей в министерствах и ведомствах остаются вакантными", - заявил глава правительства.

За дело в правительстве взялись быстро и с охоткой. Не прошло и недели, как уже 20 ноября свет увидел указ президента РФ об упразднении двух агентств, входящих в орбиту Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций (Минцифры). Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям (Роспечать) и Федеральное агентство связи (Россвязь) этим указом упраздняются, а их функции переходят к Минцифры.

Россвязь и Роспечать образованы в 2004 году, и на нынешний момент в двух агентствах совокупно работает около 200 сотрудников.

Роспечать оказывает госуслуги в медиасфере, занимается управлением государственным имуществом в сфере печати, СМИ и массовых коммуникаций, издательской и полиграфической деятельности, финансированием государственных телерадиокомпаний, информагентств, а также других государственных федеральных СМИ, инфраструктурных компаний медиаотрасли, грантовой поддержкой в области электронных и печатных СМИ, а также книгоиздания.

Среди прочего в функции Роспечати входит анализ тиражей печатных средств массовой информации и книжной продукции. В мире, где тиражи печатной продукции стремятся к нулю, такая деятельность видится как минимум не вполне очевидной с точки зрения здравого смысла. Почему за бюджетные деньги проводятся исследования, интересные только ограниченному кругу издателей и печатных СМИ - большой вопрос.

А в прощальной новости о ликвидации Роспечати ее глава Михаил Сеславинский поставил в заслугу агентства 10-летнюю роль госзаказчика при переходе России на цифровое эфирное телевещание, хотя работу по этому проекту проводили Минцифры, ФГУП "РТРС" и ФГУП "Космическая связь" - Роспечать была лишь формальным получателем части бюджетных денег на цифровизацию ТВ-эфира.

Многое о деятельности госоргана можно сказать, основываясь на новостях, которые он публикует на официальном сайте. Например, среди последних сообщений Роспечати - различные мероприятия к 200-летию Достоевского (среди них - создание электронного портала "Мир Достоевского"). Но при чем тут Роспечать - непонятно: это явно вотчина Министерства культуры.

Что касается функций Россвязи, то сфера деятельности этого госоргана шире. Среди прочего, это агентство курирует деятельность целого ряда ФГУП, среди которых, кстати, до определенного времени была и "Почта России". Но в 2013 году почтовый оператор, при лоббистских усилиях министра связи Николая Никифорова, был выведен из подчинения Россвязи напрямую под контроль Минцифры (на тот момент Минкомсвязи). Кстати, уже тогда заговорили, что Россвязь будет расформирована, поскольку уход "Почты" в ведение профильного министерства сильно снизил аппаратный вес Россвязи.

Из оставшихся крупных подведомственных предприятий Россвязи можно выделить ФГУП "Космическая связь". Это самодостаточное и прибыльное предприятие, которое не нуждается в том, чтобы на его "плечах" сидело федеральное агентство, требующее отчетов и презентаций. Если бы "Космическая связь" стала акционерным обществом с госучастием, то государству было бы достаточно ввести в состав его совета директоров своих представителей (как это сделано, например, в "Ростелекоме"). Но и в форме ФГУП можно создать управляющий орган, куда бы вошли несколько госчиновников, но никак не целое агентство в кураторах.

ФГУП "Российские сети вещания и оповещения" (РСВО) - еще одно подведомственное предприятие Россвязи - вообще вызывает вопросы относительно целесообразности своего существования. РСВО отвечает за проводное радиовещание в Петербурге, Москве и Севастополе, но радиоточка сегодня - мягко говоря, уходящая натура. Тема оповещения важна, но вовсе не в трех городах: это необходимо по всей России. Буквально в октябре 2020 года РСВО объявило, что установило первый таксофон с системой экстренного оповещения населения - появился он... прямо во дворе здания Россвязи.

К уходящей натуре относится и курируемое Россвязью АО "Марка", которое занимается выпуском почтовых марок. В век электронной почты марка - это скорее предмет коллекционирования. В любом случае, выпуск этой продукции логичнее было бы поручить "Почте России". Равно как и присвоение почтовых индексов (это еще одна функция Россвязи) - тем более что новые населенные пункты появляются в РФ далеко не каждый день.

Еще одно подведомственное Россвязи предприятие - ФГУП "Главный центр специальной связи" (ФГУП "ГЦСС"), которое занимается фельдъегерской доставкой корреспонденции, может быть с легкостью переподчинено какой-то из силовых структур.

Под опекой Россвязи также находится четыре профильных вуза. Это Московский технический университет связи и информатики (МТУСИ), Санкт- Петербургский государственный университет телекоммуникаций им. проф. М.А. Бонч-Бруевича (СПбГУТ), Сибирский государственный университет телекоммуникаций и информатики (СибГУТИ) и Поволжский государственный университет телекоммуникаций и информатики (ПГУТИ). Изначально выглядит странно, что в стране большинство вузов подчинены Министерству образования, но по каким-то причинам вузы "связные" курирует Федеральное агентство связи. Но главное, сами же чиновники Россвязи на протяжении многих лет указывали на недостаточное финансирование подведомственных вузов в сравнении с федеральными. Очевидно, что ситуацию нужно привести к единому знаменателю и передать эти четыре образовательных учреждения в профильное министерство.

Важной для рынка функцией Россвязи является то, что агентство принимает решения о выделении ресурса нумерации. Эту деятельность, однако, можно полностью автоматизировать, исключив участие чиновника. Это же касается и базы данных перенесенных в рамках услуги MNP номеров, которую ведет подведомственный Россвязи ЦНИИС. Отметим, кстати, что агентство выдает три типа телефонных номеров: с географическим кодом (АВС), негеографическим (DEF - федеральные номера сотовых операторов) и номера 8-800. На рынке, однако, существуют короткие номера на сотовых сетях. Это трехзначные номера (например, 900 у Сбербанка) и номера со звездочкой (например, *555 у "Аэрофлота"). И эти номера проходят мимо регулирования Россвязи - их на непрозрачной основе продают компании типа "ГетСтар" (аффилирована с израильской GetTaxi). Налицо абсурдность ситуации: госрегулирование в этой сфере - половинчатое, а какие-то частные компании получают доход от продажи ресурса нумерации в обход регулятора. Регулятору в этой ситуации нужно либо контролировать рынок полностью, либо отстраниться от регулирования вообще.

Таким образом, видно, что решение о ликвидации Роспечати и Россвязи запоздало как минимум на пять-семь лет. Объем функций, возложенных на эти агентства, в состоянии осуществлять чиновники в количестве не более пары десятков человек, а часть функций и вовсе можно полностью автоматизировать.

В одной из своих работ Сирил Паркинсон заметил, что общее количество занятых в бюрократии росло на 5-7% в год безотносительно к каким-либо изменениям в объеме требуемой работы. А двумя движущими силами первого закона Паркинсона является то, что чиновник стремится множить подчиненных, а не соперников, и то, что чиновники создают друг другу работу. Сам закон звучит так: "Работа заполняет все время, отпущенное на нее".

Не хотелось бы, чтобы Минцифры, получив на бумаге десятки новых функций, сообщило, что для этого нужны сотни новых чиновников - и вместо сокращения министерского аппарата мы получили бы его кратное увеличение.