Точка зрения / март 2021
Александр Ануфриенко: "Не все модные методики одинаково полезны"

Александр
Ануфриенко

директор департамента R&D Национального центра информатизации Госкорпорации Ростех
© ComNews
11.03.2021

Сегодня сложно найти человека, который не слышал бы про новые подходы к созданию передовых продуктов. Например, в отрасли стартапов популярен MVP-подход. Аббревиатура расшифровывается как minimum viable product - минимально жизнеспособный продукт. На рынок сначала выводится продукт, обладающий минимальными достаточными качествами для того, чтобы показать конкурентные преимущества и получить обратную связь. Такой метод позволяет снизить затраты и риски, понять рыночный потенциал и в идеале выйти по итогам тестирования на рабочую бизнес-идею.

Другими "фишками" являются agile-методы, искусственный интеллект и блокчейн, которые сегодня, по мнению ряда экспертов, становятся чуть ли не "обязательными" для выпуска передовых продуктов, создания сервисов и оказания услуг в современном формате.

Однако насколько универсальны и применимы эти подходы в тяжелой высокотехнологичной промышленности, где цена ошибки слишком велика, а технологические процессы отлажены и совершенствуются десятилетиями? Можете ли вы представить себе, как крупный авиапроизводитель выводит на рынок самолет, построенный на основе MVP-подхода, "минимально жизнеспособный"?

На мой взгляд, далеко не все из этих методологий применимы и необходимы современной промышленности, а часть из них объективно скорее модная "фишка", чем новый перспективный подход. Более того, следует критично подходить к рекомендациям методологов, которые стараются использовать эти подходы во всех сферах, включая те, которые совсем для этого не предназначены.

Возьмем Agile как гибкую методологию разработки программного обеспечения, которая сводит процесс к коротким циклам - итерациям. Каждая итерация представляет собой мини-проект с заданием и результатом. По окончании каждой итерации команда выполняет переоценку задач и приоритетов. Критики подхода при этом отмечают, что при использовании такого подхода смещается акцент в сторону частных задач, из-за чего теряется целостность реализуемого проекта. И MVP-, и Agile-подходы объединяет то, что часть тестирования совершается самими потребителями.

Для промышленных решений данный подход невозможен. Представьте себе подход "гибкой методологии разработки" в том виде, как это часто происходит в информационных технологиях, но для разработки самолета или авиадвигателя. Например, создан проект авиадвигателя и запущена его разработка. Параллельно с этим один из конкурентов - General Electric - заявляет о разработке более "тяговитого" агрегата для того же класса самолетов. Появляется задача повысить тягу нашей силовой установки. Это можно сделать за счет добавления компрессора с дополнительным валом. Но целевые показатели по тяге не достигаются. По итогам совещания с участием приглашенного внешнего консультанта из известной консалтинговой компании утверждается "оптимальное экономическое" решение. На следующей итерации создания силового агрегата удлиняются лопатки компрессора и турбины. Но оказывается, что это приводит к критическому росту массы двигателя. При росте оборотов турбины лопатки начинают вылетать. Проект заходит в тупик, что приводит к необходимости заново проектировать и разрабатывать двигатель уже с другими целевыми техническими характеристиками.

Именно поэтому в промышленности используется классическая "водопадная" модель разработки с этапами, сроками и результатами. Большой объем времени уходит на планирование, чтобы учесть все нюансы. Далее, на этап тестирования отводится объем времени, превышающий этап проектирования. И это обоснованно, поскольку, например, скважину можно пробурить только с одного раза, а цена ошибки слишком велика. Микросхему "в кремнии" также возможно произвести с одного раза, и что-то доделать в ходе производственного процесса уже невозможно.

В отличие от разработки софта, для которого постоянно выпускаются патчи, исправляющие ошибки программирования, в сложных промышленных продуктах аппаратные заплатки выпустить уже нельзя, приходится выпускать новое, переработанное изделие. Например, если средство связи, будь то рация или смартфон, произведено с дефектом антенны, то это неустранимая ошибка и для фундаментального исправления требуется переработка всего устройства. Да и согласитесь, никто не захочет лететь на самолете с экспериментальными двигателями.

Именно поэтому многие промышленные гиганты, создающие современные технологичные решения, зачастую отличаются консерватизмом в выборе компонентов и подходов для создаваемой продукции. Ведь далеко не все новые методологии применимы на предприятиях, производящих высокотехнологичную уникальную продукцию. С другой стороны, технологии, эффективность которых доказана, внедряются в промышленности быстро и эффективно. В качестве примера можно привести резкое увеличение количества деталей для авиастроения, изготавливаемых методом 3D-печати в центре аддитивных технологий "Ростеха", и внедрение "цифровых двойников" на двигателестроительных предприятиях госкорпорации.

Таким образом, перефразируя ставшую классикой рекламу йогуртов, - не все модные методики одинаково полезны. Разумный консерватизм в сочетании с динамичным внедрением методов и технологий, доказавших свою эффективность, является необходимым балансом для развития российской промышленности и производства высокотехнологичной продукции, востребованной на мировых рынках.