Точка зрения / июнь 2021
SberCloud – за стратегию Cloud Native

Евгений
Колбин

генеральный директор SberCloud
© ComNews
07.06.2021

В последние два года группа Сбер активно наращивает присутствие на облачном рынке. В интервью главному редактору ComNews Леониду Конику генеральный директор SberCloud Евгений Колбин рассказал, почему разумно переходить от стратегии Cloud First к Cloud Native, каковы перспективы публичных облаков и что предпринимает SberCloud для борьбы с угрозами утечки данных.

Насколько повышенный спрос корпоративных клиентов на облачные сервисы, возникший во время COVID-19, сохранился после прохождения пика пандемии и снятия ограничений на работу в офисах?

- Да, спрос сохранился. Осенью 2020 года большинство российских компаний возобновило либо полностью, либо частично работу в офисе, однако облачный рынок продолжил рост. Так, например, итоговая выручка SberCloud по итогам 2020 года выросла в 22 раза. В этом году спрос также растет. Если же посмотреть на ситуацию в мире, то в конце апреля 2021 года глобальные облачные провайдеры опубликовали финансовые отчеты за I квартал. Мы видим, как выросло буквально все: потребление облачных сервисов, выручка, доход, стоимость акций. Облачный рынок сейчас явно на подъеме.

Вообще же, связывать повышенный спрос корпоративных клиентов на облачные сервисы только с пандемией и ограничениями на работу в офисах не совсем корректно. Пандемия стала скорее не драйвером, а триггером роста потребления облаков. Для компаний, работающих на зрелых облачных рынках, стало понятно, что чем глубже ты в облаке, тем стабильнее и эффективнее твой бизнес, и что пора переходить от стратегии Cloud First к Cloud Native. На развивающихся облачных рынках, к которым относится Россия, компании активизировали усилия по переходу от корпоративных (On-Premises) ИТ-систем, к облачным, так как увидели, что конкуренты, мигрировавшие в облако раньше, сумели успешнее их справится с вызовами 2020 года, во многом благодаря облачным решениям.

Так для одной части бизнеса главным вызовом 2020 года стало падение спроса и нарушение цепочек поставок, что отразилось на непрерывности бизнеса и потребовало перехода в режим жесткой экономии. Для других компаний вызовом стал взрывной рост их сегментов рынка. Это потребовало экстренных усилий для быстрого расширения бизнеса. Если компания не могла быстро масштабировать бизнес при стремительно растущем спросе, то ее место занимали конкуренты, а рыночная доля падала.

И именно классические преимущества облаков помогли справиться с этими вызовами. Речь идет о таких факторах как: гибкость и масштабируемость; отсутствие капзатрат; сокращение t2m (time-to-market) продуктов и сервисов; высокая экономическая эффективность; более высокий уровень информационной безопасности и надежность, чем у корпоративных ИТ-систем On-Premises.

Как ныне корпоративные клиенты в России расставляют приоритеты в триаде "частное облако" - "гибридное облако" - "публичное облако"?

- Все же частное облако – это выбор для очень крупных компаний или организаций, которые подвергаются очень жесткому законодательному регулированию. Таких всегда будет относительно немного. Большая часть бизнеса предпочтет либо публичное облако, либо гибридное.

Публичное облако проще и выгоднее. Вы сразу получаете готовую инфраструктуру в виде IaaS, готовую облачную среду разработки и все нужные сервисы в виде PaaS. Причем даже если компания работает с персональными данными, то она может спокойно хранить их в публичном облаке. Например, наша облачная IaaS/PaaS-платформа SberCloud.Advanced аттестована в соответствии с требованиями 152-ФЗ. Для стартапов или новых бизнес-юнитов существующих компаний или для тех, кто решил заменить свои устаревшие ИТ-системы, публичное облако – оптимальный выбор.

Гибридное облако является хорошим выбором для компаний и организаций, которые по различным причинам (регуляторным, технологическим, ресурсным) не могут перенести все свои ИТ-ресурсы и службы в публичное облако. Однако и это – решаемая проблема: у нас есть значительный опыт и множество клиентов, которым мы не просто предоставили облачные ресурсы, но и помогли пересмотреть и изменить архитектуру их приложений для более эффективного использования наших облаков. Мы также запустили новое направление бизнеса – SberCloud Professional Services – комплекс инженерных и консультационных услуг по внедрению и адаптации облачных продуктов, включая технологический консалтинг, миграцию, а также установку и настройку ПО в облаке SberCloud. Новые сервисы как раз решают проблему дефицита времени, трудовых ресурсов, облачных компетенций для реализации быстрой, безопасной и экономически эффективной миграции в облако. Это может быть и публичное облако, и гибридное.

Какую долю ресурсов SberCloud занимают компании группы "Сбер", а какая приходится на коммерческий рынок? Есть ли целевые планы по изменению этой пропорции в перспективе 1-3 лет?

- У нас сбалансированное распределение между компаниями экосистемы и внешними клиентами. Для нас важны все клиенты. Мы предлагаем абсолютно универсальные продукты, которые могут использоваться в любой отрасли, компанией любого размера. И внешние клиенты, и компании экосистемы Сбера выбирают сервисы из одного каталога. Российский облачный рынок сейчас растет. Растет и экосистема Сбера. В этих условиях наша задача – предложить всем клиентам максимальное количество лучших сервисов по лучшим ценам и в нужном объеме.

В прошлом дата-центры строились в местах прохождения магистральных линий связи, но в последние несколько лет логика перевернулась: теперь магистральные операторы связи стремятся подключить сеть ко всем значимым ЦОДам. При этом облачные провайдеры начали создавать сеть кэширующих серверов в региональных узлах крупнейших операторов и даже обзаводиться собственной канальной инфраструктурой. Планирует ли SberCloud развивать сеть кэш-серверов и обзаводиться каналами связи?

- У нас собственная магистральная сеть на основе оптических кабелей, проложенных независимыми маршрутами. Сейчас она полностью удовлетворяет нашим потребностям, но легко масштабируется в случае необходимости. Планов по созданию собственной инфраструктуры кэширующих серверов в настоящий момент нет, мы сотрудничаем с партнерами, через которых предоставляем подобные услуги клиентам.

Традиционный аргумент облачных провайдеров о том, что хранение данных у них надежнее, чем на корпоративных серверах, за последнее время не раз получал рыночные контраргументы. К примеру, в 2019 году утекли персональные данные 533 млн пользователей Facebook или другой пример - утечка 14 млн записей физических и юридических лиц (с данными о покупателях и уплаченных налогах) с серверов оператора фискальных данных "Дримкас". Какие аргументы в пользу использования SberCloud, с точки зрения информационной безопасности, вы приводите сейчас?

- Утечка данных из Facebook или "Дримкас" это как раз примеры утечки с корпоративных серверов, а не из публичного облака. Аргументов же, подтверждающих высокий уровень информационной безопасности, у SberCloud много.

Есть общие аргументы. Иметь столь продвинутый центр кибербезопасности, какой есть в SberCloud, для обычной компании просто невыгодно: слишком высоки затраты. Нужно найти высококвалифицированных специалистов, нужно приобрести эффективные и недешевые решения в области ИБ, нужно пройти аттестации и пр. Это все требует экстраординарных усилий и компетенций. Мы это делаем, так как наш центр кибербезопасности как зонтик накрывает наших клиентов, и ресурсы, затрачиваемые нами на поддержание его работы, – это часть нашего бизнеса. В принципе так работают ведущие мировые облачные провайдеры.

Есть и частные аргументы. В конце марта 2020 года наша облачная платформа AI Cloud получила аттестат соответствия требованиям безопасности, предъявляемым к информационным системам персональных данных (ИСПДн).

В июле 2020 года SberCloud получила аттестат соответствия ее инфраструктуры требованиям безопасности информации, предъявляемым к ГИС при обеспечении первого класса защищенности (К1) и к информационным системам персональных данных (ИСПДн) при обеспечении второго уровня защищенности (УЗ-2) персональных данных.

В октябре 2020 года мы получили аттестат соответствия инфраструктуры облачной платформы SberCloud.Advanced требованиям безопасности информации, предъявляемым к информационным системам персональных данных (ИСПДн) при обеспечении третьего уровня защищенности персональных данных (УЗ-3).

В марте 2021 года SberCloud получила сертификат соответствия требованиям международных стандартов по информационной безопасности. Сертификат подтверждает соответствие системы управления информационной безопасностью компании SberCloud требованиям международного стандарта ISO/IEC 27001:2013, с подтверждением внедрения правил безопасности облачных технологий по стандарту ISO/IEC 27017:2015 и безопасности персональных данных по стандарту ISO/IEC 27018:2019.

За получением этих сертификатов и аттестатов стоит огромная работа по обеспечению высочайшего уровня информационной безопасности.

На российском облачном рынке существенную долю заняли госкорпорации и компании с госучастием: "Ростелеком", "Сбер", "Росатом". Суверенный инвестфонд РФПИ только что купил 50% компании Linxdatacenter и инвестирует в ЦОД на Рябиновой ул. в Москве, который строит компания DataPro. Что меняется на российском облачном рынке с приходом доминирующих государственных игроков? Остается ли место в этом секторе частому бизнесу?

- Если рассмотреть всех ведущих облачных IaaS/PaaS-провайдеров, работающих на российском рынке, то в основном это будут негосударственные организации. На рынке же SaaS доля "государственных" игроков еще меньше. Там вообще работает много стартапов и независимых разработчиков. Так что я не согласен с тезисом, что на облачном рынке сейчас доминируют государственные игроки. Да, они есть, но их роль не является доминирующей.

Облачный бизнес – по своей сути трансграничный. Но все больше клиентов хочет знать, в какой стране и в каком месте физически располагаются сервера с их данными или приложениями. Видите ли вы в этом противоречие, и может ли облачный бизнес в перспективе водвориться в национальные границы (как банки, сотовые операторы и иные компании с деятельностью, лицензируемой на национальном уровне)?

- Регионализация интернета сейчас часто становится предметом обсуждений. Это очень широкая тема, но если говорить об облачном бизнесе в России, то государственная регуляторика тут касается, прежде всего, персональных данных россиян и ГИСов. "Приземлить" хранение и обработку персональных данных в российском ЦОДе вполне реально. Зарубежные компании, работающие в России, спокойно это делают. Пока же единственная страна, которая имеет закрытый и при этом успешный локальный облачный рынок – это Китай. Но не думаю, что их опыт можно масштабировать. Он по многим причинам уникален. В любом случае задача облачного провайдера – оказывать услуги клиентам и строить бизнес-модель в соответствии с законами страны, в которой он работает. И как мы видим, облачный бизнес успешно с этим справляется во всем мире, включая Россию.

Как развитие технологий искусственного интеллекта, которое правительство РФ доверило Сберу, увязывается с развитием вашего облачного бизнеса?

- Искусственный интеллект (ИИ) – это важная часть бизнеса SberCloud. Напомню, что 16 декабря 2019 года мы запустили в коммерческую эксплуатацию суперкомпьютер "Кристофари", а в 2020 году наша облачная платформа AI Cloud стала лауреатом в трех номинациях 15-й международной премии IT World Awards. AI Cloud базируется на вычислительных мощностях самого мощного российского суперкомпьютера "Кристофари" и позволяет использовать технологии искусственного интеллекта в различных областях бизнеса, промышленности, науки и образования. Но мы на этом не остановились.

В декабре 2020 года мы представили ML Space ­– абсолютно новую облачную платформу для работы с искусственным интеллектом. ML Space позволяет ускорить, оптимизировать и упростить процесс обучения моделей, препроцессинга данных и развертывания моделей на высокопроизводительной инфраструктуре "Кристофари" (до 1000+ GPU) для последующего внедрения их в микросервисы, функции и приложения. ML Space – это облачная платформа, позволяющая обучать ИИ-модель более чем на 1000 графических процессоров (GPU). Платформа предназначена для разработки моделей машинного обучения и совместной работы специалистов в области Data Science.

В ML Space интегрированы популярные инструменты для работы с "большими данными" – Jupyter Notebook и Jupyter Lab, а также предустановлены все популярные библиотеки и фреймворки. Платформа построена на модульной архитектуре, позволяющей дополнять ее новыми возможностями. ML Space и суперкомпьютер "Кристофари" – это уникальная для России облачная программно-аппаратная платформа, позволяющая сделать разработку и внедрение алгоритмов машинного обучение более просто и быстро. Опытным специалистам в области работы с данными она предоставляет удобные инструменты, а компаниям и организациям, не имеющим глубокой ML-экспертизы, дает возможность использовать искусственный интеллект в своих продуктах и бизнес-приложениях.

Разделяете ли вы идею частичного перевода дата-центров с серверов x86 на серверы с архитектурой ARM? Многие облачные компании (включая Facebook и Google) взялись за разработку собственных RISC-процессоров. Не планирует ли "Сбер" создать дизайн микропроцессора, особенно с учетом того, что это укладывается в идеологию импортозамещения?

- Нашими партерами являются Intel, NVIDIA и другие ведущие вендоры. Вычислительные комплексы на базе CPU и GPU, которые мы используем, полностью удовлетворяют потребности наших клиентов. R&D в области hardware пока не входит наши планы.