Новости / январь 2022
Цифровая трансформация поднажмет в ближайшие годы

Цифровая трансформация бизнеса и государства (DX) на фоне затянувшейся пандемии становится крупнейшим сегментом затрат на сектор ИКТ, говорится в исследовании ФГ "Финам". По прогнозам IDC, с 2021 г. до 2025 г. объем расходов на DX вырастет практически в два раза и может достичь $2,8 трлн при совокупном среднегодовом темпе роста 16,4%. Объем инвестиций в цифровую трансформацию превзойдет затраты на все другие виды ИКТ и в совокупности за пять лет превысит $10 трлн. В России, по оценкам ФГ "Финам", объем аналогичных расходов в 2025 г. составит 1,2 трлн руб.
Ирина
Приборкина
© ComNews
26.01.2022

Как отмечается в исследовании, всего пять лет назад к цифровой трансформации можно было отнести лишь четверть глобального рынка ИКТ, а в 2022 г. на ее долю придется уже порядка 40% затрат. По данным аналитиков ФГ "Финам", в российском секторе ИКТ 20% рынка можно отнести к понятию "цифровая трансформация", а через пять лет доля достигнет 40%.

Как рассказал директор финтех-платформы SimpleFinance Group Борис Искрицкий, по данным аналитиков Gartner, в 2020 г. объем рынка ИКТ в мире составил $3,69 трлн, что на 3,2% меньше, чем годом ранее. "Тогда спад был связан с коронавирусом, из-за которого бюджеты компаний были урезаны. Однако именно глобальное распространение COVID-19 способствовало цифровизации, так как спрос на облачные и другие ИТ-инструменты стал велик, как никогда", - отмечает Борис Искрицкий. Также он приводит данные по российскому сегменту сектора ИКТ - в российском ВВП по итогам 2020 г. он достиг рекордных 3,1% (против 2,9% годом ранее), что, по оценкам эксперта, сопоставимо с показателями ведущих стран.

"За прошлый год понимание, что нужно развивать онлайн-технологии, укрепилось. Появилось много новых диджитал-продуктов. Поэтому цифровой ИКТ-рынок вырос до $4,24 трлн (на 9%). Уверен, что пока мы находимся в заложниках у пандемии, цифровая трансформация в России и мире будет только крепнуть, увеличивая расходы бизнеса и продолжая менять поведенческие привычки потребителей", - делится данными Борис Искрицкий.

Аналитик ФГ "Финам" Леонид Делицын считает, что обычно проникновение информационных технологий в России находится на среднем мировом уровне. "Как бы государство ни старалось провести везде широкополосный интернет, сделать это так же быстро, как в Сингапуре, или Исландии, или маленьких арабских государствах, не получится. С другой стороны, у нас есть собственные технологии, которых у многих других нет. Поэтому в итоге положение в рейтингах всегда остается средним", - отмечает аналитик.

Он считает, что в России в ближайший год первостепенную роль будет играть курс государства на замещение импорта и обеспечение национальной информационной безопасности. "Здесь мы можем отличаться от большинства стран мира, но сходиться с США и Китаем в том плане, что государство будет стимулировать корпорации приобретать отечественные решения", - отмечает Леонид Делицын.

Аналитики ФГ "Финам" считают, что одним из драйверов роста трансформации бизнеса и государства в ИКТ являются сегменты, которые можно легко автоматизировать и поставить на поток, такие как платежные решения. По их мнению, актуальными тенденциями в данном направлении станут, в частности, отказ от банковских карт в пользу виртуальных, ускорение транзакций, увеличение числа способов платежей и интеграция платежных систем в облачное ПО.

Как считает коммерческий директор ГК "Нетрика" Евгений Госьков, наиболее успешно реализующей цифровую трансформацию в России сферой можно назвать финансовую. Также он говорит, что весьма высок уровень цифровизации в ретейле. "Пандемия способствовала ускорению цифровизации здравоохранения и образования, однако здесь наша страна пока "крепкий середнячок". То же можно сказать и про сферу государственного управления. Однако по уровню цифровизации госуслуг и фискальной системы, к примеру, мы близки к мировым лидерам", - отмечает Евгений Госьков. Самыми отстающими, по его мнению, по уровню цифровизации в России являются строительство, обрабатывающая промышленность, отдельные сегменты добывающей, транспорт, сельское хозяйство. "При этом в этих отраслях также наблюдается активное проникновение цифровых технологий в основные процессы", - добавляет коммерческий директор ГК "Нетрика".

Еще одним бенефициаром цифровой трансформации аналитики ФГ "Финам" называют облачные решения. Бизнес вынужден мигрировать в облако и внедрять облачные приложения - без этого невозможно использование технологий искусственного интеллекта, машинного обучения и больших данных, говорится в исследовании. "Согласно данным Gartner, в 2020 г. только 9,1% совокупных ИT-затрат организаций приходилось на содержание облачных сервисов, но к 2024 г. их доля может вырасти до 14,2%. В денежном выражении затраты организаций на облачные сервисы к 2024 г. могут расшириться с текущих $125 млрд до $300 млрд", - сообщается в исследовании.

Директор центра стратегического развития компании "Ланит-Интеграция" (входит в группу "Ланит") Павел Сварник полагает, что в российских реалиях за счет цифровой трансформации бизнеса и государственного сектора растут рынки облачных решений и кибербезопасности. "Развиваются и другие сегменты рынка, но из-за их большого количества выделить явных лидеров непросто. Многие трансформационные изменения происходят не только за счет новых технологий, но и благодаря изменениям в организационных подходах к деятельности. Измерить конкретный прирост сегментов довольно трудоемко. Для этого требуются сложные методологии и исследования в формате самооценки, которые не дают высокой точности конечного результата", - отмечает Павел Сварник.

В исследовании ГК "Финам" говорится, что у цифровой трансформации есть и минусы - появление большого количества новых технологий оставило хакерам большое число лазеек для взлома сетей и устройств. "В рамках цифровой трансформации компании внедряют автоматизацию, переходят на работу в облачную и мультиоблачную среду, используют умные устройства. У предприятий появилась потребность в обработке и хранении больших объемов конфиденциальной информации, соответственно им пришлось увеличить расходы на обеспечение должного уровня информационной безопасности. По прогнозам Global Market Insights, глобальный рынок решений в области кибербезопасности с 2021 г. до 2027 г. увеличится в два раза и достигнет $400 млрд", - следует из материалов исследования.

По оценке аналитиков ФГ "Финам", на российском рынке бенефициаром digital-трансформации является компания "Ростелеком" - крупнейший в стране игрок рынка цифровизации государственных услуг, умных городов, транспортных сетей и здравоохранения.

"В аналитике ФГ "Финам" потенциальным инвесторам в TMT-сектор предлагается обратить особое внимание на четыре сегмента: кибербезопасность, платежные решения, облачные сервисы и полупроводниковое оборудование. В том, что эти направления будут расти, можно не сомневаться. Однако следует отметить, что расти будет не только рынок платежных решений, а финтех в целом", - считает Евгений Госьков из ГК "Нетрика". Также он отмечает, что в краткосрочной перспективе для России привлекательными могут стать сегменты, связанные с импортозамещением ПО, цифровыми сервисами в социальной сфере, специализированными решениями для "отстающих в цифровизации" отраслей реальной экономики.

Борис Искрицкий из SimpleFinance Group считает, что цифровая трансформация в России сейчас находится на международном и вполне конкурентном уровне. По его словам, в первую очередь это касается больших и массовых продуктов и услуг, с которыми мы сталкиваемся ежедневно: государственные услуги, финансы, заказ продуктов, обучение, онлайн-торговля и т.д. "Безусловно, эти ниши подталкивают меняться другие тектонические плиты, зачастую скрытые от глаз потребителя, - логистику, инфраструктуру, безопасность, клиентский сервис, данные и прочие "кирпичики" современных сервисов. Конечно, предстоит еще дальняя дорога, так как многие вещи долго будут на "ручном приводе", потому что компании переходят из аналогового состояния в цифровое. Без изменений в мышлении, подходах в бизнесе, в построении процессов, в развитии технологий и в выращивании профессионалов тут, само собой, не обойдется", - объясняет Борис Искрицкий.

Директор по информационным технологиям группы Т1 Павел Шульга говорит, что оценка цифровой трансформации бизнеса и государства в России зависит от того, что вкладывается в понятие цифровой трансформации. "Многие компании подменяют трансформацию автоматизацией, но это только первый шаг на этом пути, фундамент, на основе которого можно разбираться с задачами исследования и автоматизации клиентского опыта и опыта сотрудников. Без автоматизации цифровая трансформация невозможна", - отмечает Павел Шульга. Кроме того, он уточняет, что к базовым понятиям относится точечное внедрение инновационных технологий искусственного интеллекта, машинного зрения, обработки больших данных и интернета вещей. "Цифровая трансформация предприятия начинается через "пересобирание" бизнес-процессов на основе постоянного анализа собранных данных и постоянного мониторинга клиентского опыта. Эта обратная связь позволяет компаниям адаптироваться к стремительно меняющимся внешним условиям. Компаниям, не прошедшим этап цифровой трансформации, будет очень сложно реализовать ESG-повестку. Поэтому доля компаний, начинающих цифровую трансформацию, будет расти год от года в геометрической прогрессии", - считает Павел Шульга.

Евгений Госьков из ГК "Нетрика" уверен, что барьеры цифровизации в России аналогичны тем, с которыми сталкиваются другие технологически развитые страны. По его словам, первый комплексный барьер связан с человеческим фактором. "Он проявляется по-разному: это и острая нехватка ИТ-кадров, и недостаток цифровых компетенций у специалистов "традиционных" отраслей, и невысокий уровень цифровой культуры. Этот барьер никуда не исчезнет, нам придется преодолевать его вновь и вновь. Правда, в зависимости от изменений, которые происходят в обществе, справляться с ним будет все легче", - говорит Евгений Госьков.

Второй, по его словам, барьер - сильное отставание регулирования цифровой трансформации от происходящих в этой области технологических изменений. "После того, как какой-либо аспект "цифры" становится "урегулированным", он получает стимул к ускоренному развитию и появлению новых потребностей в нормативно-правовых актах. Яркий пример - оборот персональных данных. Несмотря на то что этот процесс имеет довольно серьезную правовую поддержку во многих странах, сегодня в нем существует много "серых зон". "Регуляторный" барьер также придется преодолевать снова и снова. При этом, по-видимому, здесь будет использоваться комбинированный подход: с одной стороны, регулирование будет законодательным, на уровне государств и межгосударственных договорённостей, с другой - все шире будет использоваться саморегулирование, на уровне соглашений стейкхолдеров", - отмечает эксперт.

По мнению Евгения Госькова из ГК "Нетрика", третий барьер обусловлен общей ориентацией на концепцию устойчивого развития и его сложнее всего преодолеть. "В настоящее время при внедрении и использовании цифровых технологий не всегда учитываются ESG-факторы. Такой комплексный учет, которому, например, уже неплохо обучились представители добывающих отраслей, может привести цифровую индустрию к некоторому замедлению темпов развития технологий. С другой стороны, сама цифровизация может стать мощным драйвером изменения других отраслей экономики в направлении устойчивого развития.

Борис Искрицкий тоже видит три возможных барьера на пути развития цифровой трансформации в России. Первый и самый главный барьер, по его мнению, - это люди, которые эту цифровую трансформацию заказывают и осуществляют. Эксперт отмечает, что сейчас ярко выражен кадровый голод, особенно среди производственных позиций, - разработчиков, аналитиков, специалистов по информационной безопасности и других жизненно необходимых профессий для ИКТ. "С одной стороны, текущая кадровая ситуация явно перегрета крупными ИТ-компаниями по зарплатам и предложениям. С другой - из-за перегретости деньгами и тренда на доступное образование с большим количеством курсов "завтра ты начнешь зарабатывать миллионы, просто стань разработчиком", мы наблюдаем, как совсем "зеленые" разработчики по итогам трехмесячного онлайн-курса требуют зарплату уровня мидл-специалиста. Конечно, рано или поздно ситуация выровняется. Надеюсь, no-code- и low-code-решения будут развиваться очень быстро - это позволит сократить кадровый голод", - отмечает Борис Искрицкий.

Он считает, что вторая проблема заключается в том, что не всем компаниям в России по силам перейти на цифровые "рельсы", так как это требует огромных вложений, которые у бизнеса, особенно малого и среднего, далеко не всегда имеются. "Поэтому еще раз оцените, готовы ли вы запускать цифровую трансформацию и есть ли у вас запас прочности, если что-то пойдет не так. Самое важное, что необходимо учитывать, - состояние перехода может быть очень длительным, болевым и намного обширнее, чем вы представляли на старте", - считает эксперт. Он советует оценить объем работ, ложащийся в общую архитектуру по итогам трансформации, примерный объем нужных ресурсов, установить приоритетные цели и выделить ключевых исполнителей. "Этот план позволит хотя бы приблизительно понять реальность перехода в цифру. Если вы приняли для себя это решение, то финансирование потребуется и для поддержания текущего бизнеса, и для его перехода в цифровое состояние. Ну и, конечно, морально-волевые и лидерские качества руководителя и команды. Без них даже достаточное финансирование не поможет", - говорит Борис Искрицкий.

По его мнению, третья проблема вытекает из второй - это рынок посредников и сервисов, помогающих компаниям решать их задачи. Но, как говорит эксперт, у компаний очень часто нет внутренней экспертизы, которая может оценить качество таких услуг и грамотно их проконтролировать. "Если у некой компании МСБ все цифровые специалисты на подрядах и сервисах, то рано или поздно встанет вопрос приведения всех решений к единой логике. Парадокс в том, что, стараясь избегать инвестиций в цифровую трансформацию напрямую, вы можете начать косвенно финансировать другие направления, которые начнут пассивно съедать те самые деньги и создавать "плохие привычки" и технологические "костыли" внутри компании. Здесь я имею в виду не налаженные процессы и коммуникацию, страх ответственности и прочие подводные камни, которые потом тяжело будет "оцифровать". Почему? Потому что это изменения, а изменения люди любят меньше всего", - объясняет он.

Директор департамента решений на базе искусственного интеллекта Oberon Владимир Борисов отмечает экспоненциальный рост цифровой трансформации в России. Он считает , что главным барьером для роста цифровой трансформации являются службы безопасности организаций. "Классический подход к безопасности не менялся достаточно давно, только в последние несколько лет в эти системы стали проникать технологии по интеллектуальному видеонаблюдению и контролю доступа. Также важно проводить курсы по повышению уровня компьютерной грамотности для персонала старше 55 лет", - отмечает эксперт.

Новости из связанных рубрик