Новости / апрель 2022
Miro увел из России 1 млрд рублей выручки

Стартап-"единорог" Miro с основателями из Перми ушел из России. По итогам последнего инвестиционного раунда компания привлекла $400 млн и достигла оценки в $17,5 млрд. Эксперты назвали причины ухода стартапов с российского рынка и оценили влияние на экономику.
© ComNews
20.04.2022

Основанный пермскими бизнесменами стартап Miro по итогам 2021 г. получил выручку свыше 1 млрд руб. Эта компания с общей оценкой в $17,5 млрд заявила об уходе с российского рынка. Miro закрыл офис в России. Стартап сообщил, что у них "больше нет сотрудников в этой стране". Miro обещали помочь российским сотрудникам в релокации, если они этого пожелают, а также трудоустроить их в филиал в другой стране.

Российское юрлицо Miro называется ООО "Мультивитамин". На днях оно сдало отчетность за 2021 г., из которой следует, что выручка этой компании за прошлый год впервые превысила 1 млрд руб. Это в 1,6 раза больше, чем выручка Miro в России за 2020 г. По итогам последнего инвестиционного раунда Miro привлек $400 млн и достиг оценки в $17,5 млрд.

ООО "Мультивитамин" было зарегистрировано в Перми в мае 2011 г. Первое время компания действовала под брендом RealtimeBoard, а ее разработкой была бесконечная онлайн-доска, на которой в режиме реального времени можно создавать проекты - визуализировать идеи и концепции при помощи различных инструментов. Компанию в пропорции 50/50 учредили Андрей Хусид и Олег Шадрин. В сентябре 2011 г. они уступили 49% долей местным пермским инвесторам в лице ООО "Альтернатива Гейм", а в 2017 г. весь уставный капитал ООО "Мультивитамин" консолидировала фирма RealtimeBoard Inc., зарегистрированная в штате Делавэр (США). Согласно официальной информации, в ноябре 2018 г. компания привлекла $25 млн от американской венчурной фирмы Accel и AltaiR Capital, а также провела ребрендинг: новой маркой стала Miro. На данный момент штаб-квартиры компании находятся в Сан-Франциско и Амстердаме.

Аналитик ФГ "Финам" Леонид Делицын считает, что доля покидающих страну стартапов зависит от сектора ИТ-рынка. "К примеру, в сегменте информационной безопасности, по данным опроса участников специализированной конференции, релоцироваться планировало около трети компаний. Привлекать средства иностранных инвесторов в российские компании после 2014 г. было сложно. Если стартапы рассчитывали привлечь однажды крупные инвестиции, то с самого начала конструировали себе структуру, которая не будет ассоциироваться с рисками у будущих инвесторов", - говорит аналитик.

Генеральный директор ЭТП "Фабрикант" Антон Васильев не согласен. Он считает, что уход компаний не зависит от конкретного направления деятельности, и пояснил, что все стартапы разных стадий из России, использующие иностранный венчурный капитал, сталкиваются с общей проблемой: им ставят условие продолжения инвестиций - переезд всей команды в другую страну. "Однако не все оказываются к этому готовы. Это приводит к прекращению уже запланированных траншей и фактическому подведению компании к состоянию кассового разрыва и потенциальному закрытию. Стартапы обращаются к поиску новых срочных денежных вливаний, в том числе в виде грантов от государства на развитие проекта. По этой причине уход не зависит от конкретного направления деятельности, а обоснован целиком экономическими соображениями, продиктованными нежеланием продолжения сотрудничества со стороны иностранных инвесторов", - полагает Антон Васильев.

Леонид Делицын отметил, что количество крупных стартапов в России зависит от того, что считать стартапами. "Традиционные финансисты, привыкшие к компаниям фондового рынка, назовут стартапами iVi и "Делимобиль". Понятно, что, если крупные компании отчего-то ведут основные операции в России, значит, у них есть для этого веские причины, главная из которых состоит в том, что именно здесь находятся их потребители. Такие проекты уйти не могут, потому что бизнес не может уйти от потребителя и остаться в живых. Проекты, потребители которых находились бы на зарубежных рынках, но при этом сами офисы были бы здесь, выглядят не совсем обычно, поскольку отдел продаж и топ-менеджмент обычно размещают ближе к ключевым покупателям. К примеру, стартап, который хотел заняться обработкой видеорекламы, инвесторы спрашивали: зачем это делать в Москве, если офисы заказчиков находятся в Лондоне и специалисты по обработке находятся в Лондоне? Одного лишь наличия желающих заняться такими видами деятельности в Москве было мало, потому что в Лондоне их тоже было хоть отбавляй", - пояснил аналитик.

Леонид Делицын считает, что российская экономика ощутит потерю стартапа (Miro), часть разработчиков которого находятся в России, в объеме количества закрывшихся рабочих мест. "Но их может вовсе не быть, поскольку те же разработчики будут заниматься тем же самым, работая на "дочку" этого же стартапа, расположенную где-нибудь в СНГ. Что касается потерь в силу прекращения продаж продуктов и сервисов стартапов на территории России, то эти потери будут составлять 1-2% от аналогичных потерь вследствие прекращения работы крупных компаний. Ведь стартапы обычно разрабатывают продукты для будущего, а не для текущего момента. Соответственно, российские фирмы, которые будут стремиться заменить зарубежных поставщиков, в первую очередь сосредоточатся, конечно, на замене продуктов и услуг крупнейших корпораций, а не стартапов, - считает он. - Для стартапов, разрабатывающих решения, спрос на которые в России сейчас вырастет, то есть в сфере замещения импорта, смысла уходить с рынка нет. Уходить могут стартапы, изначально планировавшие однажды работать на глобальном рынке, офис продаж разместить ближе к ключевым покупателям, а разработчиков держать на прежнем месте. Это клоны новых западных сервисов, приложения искусственного интеллекта, специализированные решения - например, специализированные вычислительные задачи".

Аналитики "Фридом Финанса" рассказали, что большинство российских стартапов ориентированы на социальные сферы с интеграцией блокчейн-технологий и NFT. "Среди них наиболее перспективные на наш взгляд: Rarible - маркетплейс цифрового искусства, в котором можно приобрести права на фото, гифки, мемы и т.п., Tomi.ai - платформа для предиктивного таргетинга и оптимизации рекламы в Google и Yandex, приложение Raison позволяет инвестировать в компании на стадии роста до момента их выхода на IPO, OrcaBio - пожалуй, самый полезный социальный стартап с российскими корнями, так как он разрабатывает высокоточные методы лечения рака, аутоиммунных и генетических заболеваний крови (данный стартап уже доказал на практике эффективность). Среди вышеперечисленных стартапов наибольшее влияние на российскую экономику мог бы оказать Raison, особенно в текущих экономических условиях, когда нашей стране необходимо форсировать процесс импортозамещения. Также очень важное значение в медицинской сфере деятельности имеет проект OrcaBio. Но чувствительным для российской экономики, пожалуй, можно назвать лишь стартап Raison", - полагают аналитики.

Антон Васильев (ЭТП "Фабрикант") c точки зрения влияния ухода стартапа на экономику отметил: "Потеря рабочих мест в случае, когда принимается решение о переезде всей команды либо о массовом увольнении из-за прерывания финансирования. С одной стороны, этот фактор оказывает негативное влияние в части сокращения текущих и потенциальных новых рабочих мест в индустрии. Но с другой стороны, большинство этих стартапов реализовывало проекты далеко не первой необходимости для перестроения экономики к новым реалиям. Высвобождаются дополнительные рабочие руки для выполнения наиболее важных задач импортозамещения - программного обеспечения в различных отраслях экономики. Это позволит намного быстрее решить проблему сохраняющейся зависимости от иностранного программного обеспечения в ключевых областях управления предприятиями, холдингами и государственными учреждениями, - считает он. - В целом сокращение работы российских ИT-специалистов на внешние рынки позволит сосредоточиться на создании качественных собственных решений, совершенно точно не хуже иностранных аналогов. Ключевую роль в поддержке и ускорении этого процесса сейчас может сыграть государство".

Новости из связанных рубрик