Редколонка / октябрь 2021
Путин и дети

Денис
Шишулин

выпускающий редактор ComNews.ru
© ComNews
11.10.2021

Президент РФ Владимир Путин на минувшей неделе заявил о конкретных действиях в вопросе наведения порядка с детским контентом в интернете. И, пускай и в общих чертах, обозначил путь, по которому будет двигаться государство. Если коротко, то стратегия заключается в необходимости взять под госконтроль информационные ресурсы, которые используются в учебном процессе.

На минувшей неделе Владимир Путин в режиме видеоконференции встретился с призерами, лауреатами и финалистами всероссийского конкурса "Учитель года России - 2021". Среди прочего речь зашла и о влиянии интернет-контента на детей и подростков. Глава государства подчеркнул, что "весь мир сейчас решает задачу обеспечения безопасности в интернете для детей", и Россия - не исключение.

Он уже не в первом своем выступлении рассказал о том, как в этом самом интернете "всякие бессовестные люди, которые не думают ни о чем, кроме наживы, используют интернет для извлечения прибыли по максимуму". "И, извините за моветон, плевать они хотели на судьбы людей и детей. Поэтому здесь и доведение до суицида, здесь и детская порнография распространяется, что угодно. И всякая белиберда информационная, которая с ума сводит детей и доводит до крайних… Даже не хочу сейчас говорить, до каких событий", - подчеркнул Владимир Путин.

Однако на этот раз разговор зашел чуть дальше словесного бичевания порочных злых людей, которые, как весной текущего года уже заявлял Владимир Путин, хладнокровно используют детей для достижения своих собственных эгоистических "хорьковых" целей (см. редколонку ComNews от 9 марта 2021 г.).

Президент заговорил о конкретных действиях. И, пусть в общих чертах, обозначил путь, по которому будет двигаться государство в деле наведения порядка с детским контентом в Сети.

Перво-наперво, Владимир Путин заявил, что школы должны пользоваться государственными информационными ресурсами. "Это совсем не значит, что мы должны до минимума свести здесь пространство свободы, совсем нет. Это значит, что создаются информационные ресурсы в сфере образования и различными организациями, сейчас не буду их перечислять, они, я думаю, вам тоже хорошо известны. Но есть один вопрос, мимо которого мы не можем пройти, не обратив на него внимания. Этот вопрос называется "обеспечение интересов детей и вообще граждан, связанных с персональными данными". "Потому что все эти информационные ресурсы так или иначе сводятся к сбору персональных данных, и здесь, конечно, только с государства можно будет спросить за их рациональное использование и за обеспечение безопасности людей", - сказал Владимир Путин.

И второе, вытекающее из первого, о чем заявил президент, - необходимость взять под госконтроль те информационные ресурсы, которые государственными не являются.

"Госресурсы в школах должны быть государственными. Но это не значит, что там, где они создаются, эти информационные ресурсы и соответствующие платформы, что их нужно закрыть, извините, зачехлить, что называется, и забыть. Нет, это значит, что они должны быть поставлены под контроль государства - первое. Над этим сейчас нужно еще подумать, как это отрегулировать, в том числе на уровне закона. Может быть - не может быть, а точно, - можно вносить какие-то коррективы в этой связи в будущем, посмотреть, как это работает. Можно лицензировать эту деятельность. Но точно совершенно, что это все должно быть под контролем государства, очевидная вещь, и прежде всего связано с обеспечением безопасности", - заявил Владимир Путин.

Есть еще один факт, свидетельствующий, что заявления главы государства не являются экспромтом и внезапным озарением. В конце сентября свет увидел перечень поручений по итогам заседания президиума Государственного совета. В нем Владимир Путин поручил правительству и комиссии Госсовета рассмотреть вопрос о государственном регулировании оборота информационной продукции для детей в интернете и представить доклад до 1 марта 2022 г. (см. новость ComNews от 29 сентября 2021 г.).

Очевидно, что государство запустило механизмы, призванные решить вопрос контроля за детским контентом в интернете. Здесь, однако, возникает целый ряд вопросов.

Прежде всего, напрашивается вопрос о том, почему эти проблемы не поднимались и не решались раньше, ведь интернету не три года от роду и его воздействие на неокрепшие умы известно давно. Видимо, были более важные дела. Спасибо, что занялись хотя бы сейчас.

Важно отметить один из важнейших и принципиальнейших моментов. Создается ощущение, что в своем желании "обеспечить безопасность" власть, умышленно или случайно, выстраивает план борьбы задом наперед - ставит телегу впереди лошади. Нам говорят, что нужно взять под госконтроль образовательный контент в интернете (даже тот, к созданию которого государство не имеет отношения), и звучат уже слова "лицензирование деятельности". Но не прозвучало слов о том, что нужно определиться с тем, что именно понимать под детским контентом и образовательным контентом в Сети. То есть государство сразу переходит к фазе контроля и ограничений (ведь лицензия - не что иное, как ограничение), не удосужившись для начала определить область применения нового регулирования.

Кстати в упоминавшемся выше поручении комиссии Госсовета вопрос регулирования поставлен еще шире и еще менее определенно - "оборот информационной продукции для детей в интернете".

Если регулирование будет и дальше осуществляться таким образом, то мы рискуем получить очередной плохо (а точнее избирательно) работающий нормативно-правовой акт (или серию таковых), руководствуясь которым, можно ограничить, привлечь и закрыть можно любую площадку, сославшись на несоответствие туманным определениям "детский контент" или "образовательный контент".

Есть и более предметные вопросы к инициативам, озвученным Владимиром Путиным. От прозвучавшей фразы "лицензировать деятельность", возможно, уже сделалось нехорошо многим игрокам рынка контента (причем не только образовательного, потому что при отсутствии определений попасть под действие может любой). Ведь лицензирование - это ограничение и расходы для тех, кто попал под регулирование. Это еще и целый пласт организационных вопросов: от того, кто и как будет определять необходимость лицензировать, до того, кто будет следить за исполнением условий лицензии.

Кроме того, все мы знаем, что, когда государство берется за наведение порядка в какой-либо области, очень часто происходит так, что на авансцену тут же выходит некий "единый исполнитель", уполномоченный и получающий бюджетную поддержку. И нередко этим исполнителем становится какая-нибудь организация с госучастием. В этом нет ничего удивительного, речь лишь идет о том, что на условно "неотрегулированном" рынке представлены зачастую десятки разномастных игроков, а на "отрегулированном" - единицы или единственный.

И еще один аспект, который требует внимания. Поскольку образовательный или детский контент в Сети может оказаться где угодно, выше средней становится вероятность того, что он найдется и на площадках, которые находятся за пределами нашей страны и не попадают под российскую юрисдикцию. И если "местные" ресурсы, конечно, выстроятся за получением лицензии, то в отношении иностранных мы рискуем опять получить долгоиграющую жвачку под названием "Роскомнадзор вновь грозит чем-то YouTube". А когда регулирование действует не для всех - это не регулирование.

Резюмируя: отрадно видеть, что власть от разговоров о "злом" интернете и необходимости защитить детей переходит к конкретным действиям. Прискорбно при этом, что, судя по тому, как началась работа, мы опять рискуем получить полурегулирование не для всех и с неясными границами, но вполне конкретными бенефициарами, готовыми плотно сесть на информационно-денежные потоки, имя которым "детский контент" или "образовательный контент".