Редколонка / март 2022
Ресурсная борьба

Леонид
Коник

главный редактор ComNews
© ComNews
09.03.2022

То, что уже две недели творится на Украине, не укладывается в голове. Отдача от этих залпов бьет по российской экономике. О закрытии или приостановке бизнеса в РФ уже заявили около 250 зарубежных компаний, в том числе многие представители технологического сектора. Импортозамещение в цифровом и ИТ-секторе, о котором в последнее десятилетие трубили чиновники, во многом так и осталось на словах. Сделать быстро и в военное время то, что не удалось за спокойные и тучные годы, невозможно. Остается либо вернуться к арифмометрам и счетам, либо - о чем хочется думать еще меньше - заполучить технологии силой.

Уже 25 февраля 2022 года, на следующий день после начала Россией "специальной военной операции" на Украине, Министерство торговли США ввело экспортные ограничения на поставку в РФ полупроводников, компьютеров, телеком-оборудования, решений для ИБ, лазеров и датчиков, "необходимых для развития российской оборонной, аэрокосмической и морской промышленности". В тот же день корпорация Intel - один из крупнейших производителей микропроцессоров и иной полупроводниковой продукции в мире - закрыла доступ из России к своему сайту.

Два дня спустя Intel и ее основной конкурент AMD приостановили поставки продукции на территорию России. Официально Intel и AMD сообщили об этом 3 марта. В частности, Intel осудила действия и РФ, и Белоруссии на Украине. 4 марта поставки в Россию прекратил еще один значимый игрок полупроводникового рынка - Nvidia. Далее объявления об уходе с российского рынка или приостановке поставок технологической продукции в РФ посыпались как горох: в списке "отказников" оказались американские компании Microsoft, Dell, HP, Oracle, IBM, Apple, Adobe, Autodesk, EPAM Systems, Cisco. Очень быстро к ним примкнули хай-тек-компании из других регионов мира: SAP и Siemens (Германия), Nokia (Финляндия), Ericsson (Швеция), Samsung (Южная Корея), Panasonic (Япония), Lenovo (Китай), а также главный на планете производитель микросхем - TSMC (Тайвань).

Эта волна санкций против России, несомненно, самая масштабная и массовая, но не первая. Различные ограничения на поставку высокотехнологичной продукции и программных решений в РФ регулярно возникали с 2014 года - момента присоединения Крыма к России или его аннексии (в зависимости от позиций наблюдателя). Поначалу они были, скорее, символическими, потом стали касаться особых условий применения продукции, но так или иначе набирали обороты. С 1 сентября 2021 года вступили в силу ограничения Госдепартамента США на поставку в РФ американских компонентов для любых космических проектов, кроме пилотируемой космонавтики, и российские операторы спутниковой связи столкнулись с проблемой пополнения орбитальных группировок (см. редколонку ComNews от 2 ноября 2021 г.).

Параллельно набирало обороты технологическое отставание России во многих сферах. Несмотря на сохранение в стране мощной математической школы и сильных программистов, действия государства словно специально нивелировали эти исходные данные. Из-за плохого инвестиционного климата из страны постепенно ушли почти все международные венчурные фонды, вкладывающие деньги в стартапы и перспективные технологии. Россию вынужденно покидали яркие технологические предприниматели (достаточно вспомнить создателя "ВКонтакте" и впоследствии Telegram Павла Дурова или основателя Dauria Aerospace Михаила Кокорича). Правительство стало поручать развитие прорывных технологий государственным компаниям, зачастую очень далеким от них. К примеру, развитие высокотехнологичной области "квантовые коммуникации" доверили Российским железным дорогам, хотя эта госкомпания до сих пор даже не смогла организовать полноценный интернет-доступ в поездах на самом коммерческом маршруте страны - из Москвы в Петербург.

Даже в технологических сферах, где Россия была исторически сильна на мировом рынке, страна стала терять долю рынка. Так, в 1990-2000-х годах РФ являлась заметным игроком на глобальном рынке космических пусковых услуг. Такие ракеты-носители, как "Протон", "Союз", "Рокот", а также российско-украинские "Днепр" и "Зенит" выводили на орбиту огромное количество зарубежных спутников. Все эти ракеты разработаны еще в XX веке, но задела советской космической науки хватило надолго. Однако постепенно старый запас "Рокотов" и "Днепров" иссяк, "Зенит" загубили расстроившиеся после 2014 года отношения России и Украины, а пуски "Протона" стали слишком часто заканчиваться аварией (к тому же его топливо - ядовитый гептил едва ли укладывается в актуальную ESG-повестку). До последнего момента у России оставался единственный достойный международный пусковой контракт по ракетам "Союз" - с британским спутниковым оператором OneWeb, стоимостью свыше $1 млрд (де-юре заказчиком "Союзов" выступала французская фирма Arianespace). Но 3 марта совет директоров OneWeb проголосовал за приостановку всех запусков с Байконура. Эта формулировка теоретически не исключает пуска ракеты "Союз" с космодрома Куру, который принадлежит Arianespace, но велика вероятность полного развала этого партнерства: "Роскосмос" публично высказывает сомнения в отсутствии у низкоорбитальной группировки OneWeb военных задач. К слову, OneWeb оказался дальновидным: еще в октябре 2021 года этот оператор договорился с индийской фирмой NewSpace India Ltd. о возможности использования ее ракет-носителей PSLV и GSLV-MkIII с 2022 года.

Насколько мне помнится из учебника истории, причин для начала конфликтов бывает всего несколько: религиозные распри, желание получить новые территории и борьба за ресурсы. Если вернуться к "специальной военной операции", начатой Россией 24 февраля на Украине, то религиозные разногласия нужно сразу сбросить со счетов; желание нарастить территории в случае с РФ тоже выглядит алогичным. А что если цель этой операции - именно борьба за ресурсы, только не природные, а технологические? Эдакая попытка получить доступ к технологиям, которые не достаются "по-хорошему"? Но в этом случае Украина - лишь первый шаг в наступлении на коллективный Запад, который "узурпировал" цифровые технологии XXI века и к которому так много претензий в последнее десятилетие высказывало российское руководство.

Думать в эту сторону дальше не хочется. Пусть лучше это останется бредовым предположением - по формуле Федора Тютчева "Мысль изреченная есть ложь". Я убежден, что недостаток технологий и технологическое отставание можно устранить только путем развития образования, создания благоприятного инвестиционного климата, поощрения частной инициативы и равноправной международной кооперации. Но это, к сожалению, в будущем. Пока России нужно как можно быстрее завершить "специальную военную операцию" на Украине. Потом не один год уйдет на рефлексию произошедшего.

.