Редколонка / апрель 2020
За Ассоциацию 5G

Леонид
Коник

главный редактор ComNews
© ComNews
14.04.2020

Самороспуск Союза операторов мобильной связи LTE - последней в России ассоциации сотовых компаний - ставит ребром вопрос о зрелости и конкурентности телекоммуникационного рынка в стране. Хотя все некоммерческие объединения операторов мобильных коммуникаций в РФ за последние два десятилетия имели целью монополизировать часть радиочастотного спектра и доступ к новой технологии, не подпустив к ценному ресурсу чужаков. Но сети 5G такого подхода не простят.

Союз операторов мобильной связи LTE (Союз LTE) сообщил о прекращении работы "в связи с выполнением уставных задач" 10 апреля 2020 года (см. новость ComNews от 13 апреля 2020 г. "Распад Союза"). Представители Союза LTE любили подчеркивать, что это некоммерческое объединение операторов связи было создано в соответствии с решением ГКРЧ №10-10-03-2 от 28 декабря 2010 года. На том заседании ГКРЧ (как часто бывает в России, важные и острые вопросы обсуждаются "под елочкой") решила изучить возможности и условия использования семи участков спектра - от 694-915 МГц до 2500-2700 МГц - для внедрения сетей мобильного ШПД перспективных радиотехнологий. Сети 3G к тому времени в России уже работали, поэтому под ником "перспективные радиотехнологии" понимался 4G/LTE, хотя этих букв в документе и не было. В решении ГКРЧ сказано, что все работы, включая исследование электромагнитной совместимости LTE с действующими сетями радиосвязи и даже выработку принципов проведения торгов, согласился выполнить "Ростелеком" совместно с МТС, "МегаФоном" и "ВымпелКомом". Пункт 4 решения ГКРЧ №10-10-03-2 от 28 декабря 2010 года гласит: "Рекомендовать ОАО "Ростелеком" совместно с ОАО "Мобильные ТелеСистемы", ОАО "МегаФон" и ОАО "ВымпелКом" в целях выполнения работ … создать временное объединение операторов связи и других заинтересованных организаций (без ограничения состава участников)".

Когда 30 августа 2011 года такое временное объединение операторов связи было зарегистрировано под названием "Союз LTE", его учредителями выступили только эти четыре компании - о привлечении "других заинтересованных организаций" никто не вспоминал, несмотря на благое повеление ГКРЧ не ограничивать состав участников. Не попала в Союз LTE и компания "Tele2 Россия", которая в августе 2011 года обслуживала 21,2 млн абонентов, занимая четвертую строчку в рейтинге российских сотовых компаний с 9%-ной рыночной долей. Причина того, что "Tele2 Россия" в 2011 году осталась за бортом Союза LTE, хотя и проявляла высочайший уровень заинтересованности во вхождении в него, была в том, что тогда эта компания на 100% принадлежала шведскому холдингу Tele2 AB. То есть, проще говоря, была чужаком, которого локальные олигархи не хотели подпускать "к корыту". И лишь когда в 2013 году "Tele2 Россия" перешла в руки банка ВТБ и "санкционного" олигарха Юрия Ковальчука, эта компания получила долгожданный доступ к "LTE-корыту".

Печальный вывод: задачей Союза LTE было не только внедрение в России новой прогрессивной технологии мобильной связи, но и ограждение этой ценной делянки от любых других претендентов. Но Союз LTE был не первой в стране ассоциацией сотовых компаний, которая действовала "против конкурентов". Еще в декабре 1999 года на эту шаткую дорожку ступила Ассоциация 3G. Как следует из ее названия, она решала очень похожие с Союзом LTE задачи - с той лишь разницей, что толкала на рынок стандарт 3G/UMTS. Ассоциацию 3G учредили петербургские сотовые компании "Дельта Телеком" и "Северо-Западный GSM", а также КБ "Импульс" (сеть "Билайн"). Ассоциацию возглавил Александр Крупнов, который до августа 1999 года был председателем Госкомсвязи России (де-факто - министром связи). Уже 3 декабря 1999 года на совещании в Госкомсвязи было решено создать опытную зону 3G, состоящую из трех фрагментов: двух - в Москве и одного - в Петербурге. В марте 2000 года в Ассоциацию 3G вошла "Московская Сотовая Связь", в апреле - МТС, а в марте 2001-го в ряды ассоциации влилось ЗАО "Соник Дуо". Вскоре "Северо-Западный GSM" и "Соник Дуо" превратились в "МегаФон".

Несмотря на слова Александра Крупнова о том, что в России будет выдано четыре федеральных лицензии 3G (см. интервью на ComNews от 21 мая 2002 г.), в итоге, в 2007 году, лицензии 3G получили только три оператора: "ВымпелКом", "МегаФон" и МТС. Остальные претенденты - тот же "Tele2 Россия", поволжский СМАРТС, уральский "МОТИВ" и другие остались с носом. Так что и Ассоциация 3G (в 2006 году была переименована в Инфокоммуникационный союз) работала не только "за", но и "против".

Но новейшая российская история знает и прогрессивный подход при создании ассоциаций сотовых операторов. Таким отраслевым объединением, несомненно, была Ассоциация GSM во главе с бессменным руководителем Вячеславом Афанасьевым. Она появилась де-факто в 1993 году, а де-юре - в 1995-м и продвигала в России первый цифровой стандарт мобильной связи GSM. Ассоциация GSM не была "дружбой" одних против других, а объединяла всех игроков рынка: в нее входил 81 участник, включая 53 сотовых компании, а также интернет- и контент-провайдеров, вендоров и банки. Ассоциация GSM даже организовала на базе МТУСИ учебный центр. И именно GSM-сети, в короткий срок охватившие всю Россию и предложившие весьма доступные тарифы, обеспечили тот охват и ту массовость сотовой связи, которой операторы и регулятор гордятся по сей день.

Впереди - пятое поколение мобильной связи. Можно спорить о том, когда разработка стандарта 5G будет завершена (глобальный орган стандартизации 3GPP из-за коронавируса сдвинул срок финализации полноценного 5G - или LTE Release 16 - на июнь 2020 года) и когда будут выявлены коммерческие кейсы его применения, но то, что сети 5G рано или поздно станут повседневной реальностью - непреложный факт. Это значит, что заниматься поиском и расчисткой частот для 5G нужно уже сейчас, и для этого было бы неплохо создать ассоциацию (или союз, или содружество) 5G.

Операторы "большой четверки" хотят подменить такую рыночную ассоциацию совместным предприятием, о создании которого они договорились в декабре 2019 года (см. новость ComNews от 12 декабря 2019 г. "Знак четырех"). Но даже если "четверка" преодолеет разногласия и такое СП появится, то очевидно, что других участников рынка они не подпустят на пушечный выстрел. Формат компании позволит "большой четверке" еще эффективнее монополизировать спектр и лицензии на 5G.

Но такой олигопольный подход, даже если закрыть глаза на ограничение конкуренции, пойдет рынку только во вред. В отличие от всех предыдущих поколений мобильной связи, 5G появляется в ситуации без малого 200%-ного проникновения услуг сотовой связи и не несет в себе ничего нового для массового рынка. Поэтому для продажи сервисов 5G потребуются нестандартные подходы и свежий взгляд, которые чаще всего характерны для новых игроков, а не мастодонтов.

Яркий пример - Япония. В Стране восходящего солнца частоты и лицензии 5G в апреле 2019 года получили не только традиционные сотовые операторы, но и компания Rakuten - игрок рынка онлайн-торговли и владелец мессенджера Viber. Rakuten привлек в партнеры корпорацию NEC и создал первую в мире полностью виртуальную радиосеть (open vRAN) - и теперь крупнейшие сотовые операторы мира изучают этот пример и хотят его повторить (среди тех, кто также хочет развернуть 5G с open vRAN и уже провел тесты - "Казахтелеком"). Идея применить облачный подход при создании сотовой сети пришла в голову именно новичку.

Нельзя забывать и региональных сотовых операторов. Пусть их в России остались единицы (МОТИВ, "Летай"/"Таттелеком", "Вайнах Телеком"), но эти компании хотят строить сети 5G, а никто не вправе искусственно ограничивать частную предпринимательскую инициативу. Кроме того, на российском рынке действует и несколько десятков виртуальных сотовых операторов (MVNO), а они с помощью функции network slicing в сетях 5G смогут предложить принципиально новые сервисы.

Еще один важный аспект сетей пятого поколения - их востребованность в корпоративной среде. Именно для В2В-, а не для B2C-рынка сети 5G имеют наибольшую ценность (см. колонку на ComNews от 30 ноября 2019 г. "5G вывезут корпорации"). И было бы неплохо объединить под крышей ассоциации не только операторов, но и заинтересованные корпорации из любых секторов экономики.

И наконец, в умозрительную российскую ассоциацию 5G необходимо включить провайдеров цифрового контента. Именно они, а не операторы связи, правят бал на рынке широкополосного интернет-доступа. Операторы и контент-провайдеры до сих пор не нашли общий язык (прежде всего в ответе на вопрос, кто кому должен платить), работают в разном правовом поле (деятельность первых строго лицензируется, а за вторых регуляторы взялись лишь недавно) и имеют различные географические подходы (сотовые сети действуют в границах государств, а медиакомпании трансграничны). В общей ассоциации операторы связи и контент-провайдеры могли бы легче договариваться и находить взаимовыгодные партнерские схемы.

Как всегда, вопрос в том, кто бы мог инициировать создание ассоциации 5G. "Большая четверка" костьми ляжет, чтобы она не появилась, региональные сотовые компании в России имеют слишком малый лоббистский ресурс, MVNO еще слабее, а контент-провайдеры и корпорации сильно разобщены. Получается, что инициатива создания ассоциации 5G должна исходить от Минкомсвязи (или ГКРЧ, что в принципе одно и то же - с учетом того, что главой этой межведомственной комиссии является министр связи). Собственно, можно просто повторить решение ГКРЧ от 28 декабря 2010 года, но 10 лет спустя сделать работу над ошибками - строго проследить, чтобы искусственного ограничения состава участников не происходило. Платформой для консолидации всех рыночных сил вокруг 5G может стать и Комитет по информационной политике, информационным технологиям и связи Государственной Думы - с учетом грядущего расширения полномочий нижней палаты российского парламента. Тогда на рынке наконец появится отраслевое объединение, выступающее не только за новую мобильную технологию, но и за ее широкое внедрение и высокую конкуренцию. Это позволит сетям 5G повторить успех стандарта GSM, став повсеместными, массовыми и доступными.