Редколонка / ноябрь 2021
Телеграмма из прошлого

© ComNews
22.11.2021

Услуги телеграфной связи в России существуют уже больше сотни лет и их пора если не упразднять, то трансформировать. Однако отраслевой регулятор решил внести рутинные изменения в правила оказания услуг телеграфной связи. В очередной раз государство, говоря об инновациях, цифровой экономике и цифровой трансформации, цепляется за "хорошо забытое старое", тратя время и средства на поддержание и усовершенствование того, что едва ли сочетается с современным уровнем развития технологий.

На прошлой неделе Минцифры опубликовало проект документа, который предусматривает изменение Правил оказания услуг телеграфной связи, утвержденных постановлением правительства РФ от 15 апреля 2005 г. №222.

В документе сказано, что правила актуализируются для дополнения способов доведения оператором связи информации о месте нахождения и режиме работы телеграфа с помощью размещения такой информации на сайте оператора связи в интернете. Кроме того, согласно новым правилам, отправитель телеграммы будет получать электронный чек на мобильный телефон либо на адрес электронной почты. Еще одно дополнение в документе касается знаков и букв, применяемых в текстах (например, "Ё" заменяется на "Е", так как "Ё" отсутствует в коде МТК-2).

По данным Минцифры, за последние годы россияне отправляют около 5 млн телеграмм в год. "Этот формат коммуникации остается востребованным у граждан, несмотря на наличие альтернатив", - поясняет министерство. На вопрос ComNews, кто именно отправляет эти 5 млн телеграмм в год, Минцифры ответило, что пользователи услуг - обычные люди в разных концах страны.

Многие страны уже давно отказались от услуг телеграфной связи либо сделали их VIP-сервисом. Например, американская Western Union, основанная в апреле 1856 г. для того, чтобы использовать технологию телеграфа для отправки сообщений по всей стране, еще в феврале 2006 г. отказалась от этой услуги. "Это определенно был анахронизм, - сказал тогда Том Ноэль, профессор истории в Университете Колорадо. - Удивительно, что он просуществовал так долго". Можно привести пример менее развитой страны, чем США: в Индии национальный оператор фиксированной связи BSNL прекратил телеграфный сервис 15 июля 2013 г., хотя оказывал эти услуги в течение 160 лет.

Еще в 2010 г. от услуг телеграфной связи отказалась Индонезия. Австралия закрыла телеграфные услуги в мае 2011 г., Бельгия - в декабре 2017 г., Украина - в марте 2018 г., Франция - в апреле 2018 г.

Учитывая тот факт, что изменения Правил оказания услуг телеграфной связи связаны с передачей полномочий Россвязи в Минцифры, можно было бы использовать переходный момент и отказаться от устаревших сервисов в России, тратя ресурсы (в том числе человеческие) на более актуальные проекты. Хотя телеграф - не единственный анахронизм на российском рынке связи: есть еще таксофоны, сеть которых и по сей день поддерживает "Ростелеком". В конце 2020 г. президент РФ предлагал выделить в 2021 г. дополнительное финансирование из федерального бюджета на оказание универсальных услуг связи (УУС) вместо того, чтобы прекратить тратить миллиарды рублей, в которые ежегодно обходится содержание сети таксофонов, и всех жителей удаленных населенных пунктов обеспечить мобильной связью (см. редколонку ComNews от 30 ноября 2020 г.).

Видимо, на такую радикальную меру власть не решилась, а летом 2021 г. "Ростелеком", так и не получив допфинансирования УУС, попытался внедрить новую идею по увеличению средств в фонде УУС. Президент ПАО "Ростелеком" Михаил Осеевский предложил включить в число плательщиков в фонд "цифровые компании", которые через интернет реализуют продукты и услуги, создавая нагрузку на телеком-инфраструктуру (см. редколонку ComNews от 23 августа 2021 г.). Ныне Фонд УУС наполняется за счет средств, которые ежегодно отчисляют в него все российские операторы связи: каждый из них платит в фонд 1,2% от выручки (без учета НДС и межоператорских расчетов). Ежегодно Фонд УУС пополняется на сумму около 15 млрд рублей.

Таксофоны - не единственный пример, как российская регуляторика утопает в технологическом прошлом. Подобная история случилась и с эфирным ТВ-вещанием. Подавляющее большинство россиян, живущих в городах, смотрит сотни телеканалов по кабельному ТВ или IPTV, а в удаленных населенных пунктах, равно как и в дачных поселках, столь же обширные пакеты программ можно принять при помощи непосредственного спутникового вещания (благо в России действуют сразу четыре оператора подобных услуг). Но вместо того, чтобы просто отказаться от аналогового эфирного телевещания, Россия потратила более 10 лет и 200 млрд рублей на строительство сети цифрового эфирного ТВ-вещания. Какая часть населения РФ смотрит телевизор, принимая сигнал с эфира на комнатную или коллективную антенну, неизвестно: эта цифра никогда и нигде не фигурировала - скорее всего потому, что она стремится к нулю.

Из года в год мы слышим одни и те же истории. Например, о планируемых российских спутниковых группировках. Например, о высокоэллиптической группировке "Экспресс-РВ" разговоры идут с начала 2000-х годов, но она до сих пор не создана из-за недостатка финансирования. При этом государство тратит миллиарды на спутниковую группировку "Гонец", космические аппараты которой передают информацию с анекдотической для XXI века скоростью до 9,6 кбит/с от абонента и до 64 кбит/с - на линии "вниз". На таких скоростях работали модемы, которые создавали интернет-соединение по медным телефонным проводам в начале 1990-х гг. Для сравнения, спутник OneWeb способен обеспечить скорость передачи данных на уровне 200 Мбит/с в прямом канале и до 40 Мбит/с - в обратном. Но в России никого не смущает летающий в космосе модем из 1990-х за гигантские деньги.

Телеграф точно попадает в этот курс: именно эта услуга получает финансирование, пусть и небольшое (а также приносит косвенные расходы в виде, например, заработной платы персоналу), а не современные проекты.

Хотя можно предположить, что услуга отправки телеграмм в России еще востребована: несмотря на нововведение о рассылке чеков об отправленной телеграмме на email или телефон, не у каждого не только в России, но и в Москве есть смартфон или доступ в интернет. Это продемонстрировала ситуация с установкой приложения "Социальный мониторинг" для отслеживания местоположения больного коронавирусом в Москве (см. редколонку ComNews от 11 января 2021 г.).

Разработчики приложения не подумали, что не у каждого жителя Москвы есть смартфон, чтобы скачать приложение. Тогда таким больным решили выдавать девайс, но его хватало не всем. Можно также вспомнить ситуацию с сертификатом о прививке против коронавируса. Спустя несколько месяцев после начала массовой вакцинации против COVID-19 власти додумались - теперь распечатать и получить бумажный сертификат можно через МФЦ.

Скажем, Германия сохранила телеграф в усеченном варианте: граждане могут посетить почту и отправить телеграмму (только внутри страны), но доставлена она будет на следующий день как обычное письмо. В России можно пойти похожим путем: зачем обслуживать телеграфные аппараты и тратить на них электричество? Еще можно рассмотреть телеграмму в качестве VIP-сервиса - как это сделал, например, глобальный сервис iTelegram. С помощью него можно отправить телеграмму в любую страну (включая и те, которые давно отказались от услуг телеграфной связи). Правда стоит это дорого: например, в Индию телеграмму можно послать за $28,95 плюс $0,88 за слово. Отправитель набирает текст на сайте, а получателю физически доставляют телеграмму за пару дней.

Еще один вариант сохранить социально значимую услугу - государственно-частное партнерство. Наверняка найдется частный предприниматель, который раскрутит эту идею. Сервис стоить будет дороже, но, например, для льготных категорий граждан он может предоставляться за меньшую плату.

Похоже, что спустя 12 лет идеология восприятия телеграммы в России не поменялась. В декабре 2009 г. коммерческий директор "Центрального телеграфа" Алексей Цембер так ответил на вопрос ComNews о том, какие услуги предприятия развиваются активнее всего: "Как ни странно, телеграфия. Ею прежде всего пользуются банки и коллекторские агентства. Телеграмма - единственный вид документальной электросвязи, и она может заменять даже нотариально заверенный документ. Ежемесячно "Центральный телеграф" отправляет 200 тыс. телеграмм, и рост обмена продолжается. При этом мы расширяем возможности по отправке телеграмм. Телеграмму сегодня не обязательно отправлять лично - можно сделать это по телефону. А для юридических лиц мы обеспечили возможность подачи телеграммы по email, подписав текст электронным ключом. В ближайших планах - организовать отправку телеграммы с сайта и возможность надиктовать ее с мобильного телефона" (см. интервью в журнале "Стандарт", №83 (12), декабрь 2009 г.).

Учитывая, что телеграммы все больше отправляют с помощью смартфона или email, настало время действительно превратить услугу телеграфной связи в стильный VIP-сервис. Это не только избавит государство и операторов от ненужных затрат, но и поможет монетизировать сервис - частный партнер найдет способ раскрутить услугу и резко повысить доходность от нее.